Священномученикъ Архіепископъ Никонъ (Рождественскій) – НЕИСПОВЕДИМЫЯ СУДЬБЫ ПРОМЫСЛА БОЖІЯ ВЪ ИЗБРАНІИ НА ЦАРСТВО МИХАИЛА ФЕДОРОВИЧА РОМАНОВА.

11 (21) июля 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание Михаила Фёдоровича Романова на царство, ознаменовавшее основание новой правящей династии Романовых. Предлагаем нашим читателям познакомится с редкой статьей непременного члена Святейшего Синода и члена Государственного Совета – Архиепископа Никона (Рождественского). Священномученик Никон был прославлен Архиерейским Соборе ПРЦ/РПЦЗ в с. Амосовке, Курская обл. в 2016 г. – ред.

Царь и боговдохновенный пророкъ Божій Давидъ, созерцая дивные пути Господни въ судьбахъ народовъ земныхъ, говоритъ: «Съ небесе призрѣ Господь, видѣ вся сыны человѣческiя. Отъ готоваго жилища своего призрѣ на вся живущыя на земли» (Псаломъ 32, стихъ 13). Удивляясь, какъ «Господь вникаетъ во всѣ дѣла ихъ», какъ «разрушаетъ совѣты язычниковъ, уничтожаетъ замыслы народовъ» (Пс. 32, ст. 15 и 10), пѣснопѣвецъ восклицаетъ: «Блаженъ языкъ, емуже есть Господь Богъ его, людiе, яже избра въ наслѣдiе себѣ» (Пс. 32, ст. 12).

Размышляя въ благоговѣніи о судьбахъ Божіихъ въ исторіи Россіи, невольно повторяешь эти вдохновенныя слова псалмопѣвца, примѣняя ихъ къ нашему народу: блаженъ, счастливъ ты, Русскій народъ, которому Господъ Богъ вручилъ великое сокровище – святую вѣру православную, котораго избралъ Онъ предпочтительно изъ всѣхъ народовъ земныхъ хранить это сокровище, а посему и самого тебя хранитъ, яко народъ избранный; счастливъ ты, что на самой зарѣ твоего историческаго бытія Господь послалъ тебѣ дивный образъ отчества Верховной власти въ лицѣ твоего просвѣтителя, славно-державнаго князя Владиміра – Краснаго Солнышка, коего благословенный родъ провелъ тебя чрезъ цѣлыхъ семь вѣковъ многихъ историческихъ бурь и невзгодъ, давая тебѣ такихъ самоотверженныхъ вождей и печальниковъ земли Русской, каковы были: Ярославъ Мудрый, Владиміръ Мономахъ, Александръ Невскій, Іоаннъ Калита, Димитрій Донской... Много согрѣшалъ ты передъ Богомъ по немощи человѣческой и Господь, вразумляя тебя, наказывалъ; но ты не измѣнялъ вѣрѣ православной и потому Господь, наказуя тебя отечески, миловалъ, и въ тяжкія годины испытаній, когда, казалось, ты стоялъ уже на краю гибели, Онъ посылалъ тебѣ, кающемуся, избавленіе.

Древніе родословцы повѣствуютъ, что шесть вѣковъ тому назадъ, въ мрачные годы монгольскаго ига, татарскій мурза Четъ, на возвратномъ пути изъ русскихъ городовъ въ Орду на Волгѣ, при впаденіи въ нее рѣки Костромы, тяжко заболѣлъ и во снѣ имѣлъ видѣніе: ему явилась Пресвятая Богородица съ Предвѣчнымъ Младенцемъ и съ предстоящими предъ Нею въ моленіи св. Апостоломъ Филиппомъ и священномученикомъ Ипатіемъ.

Потрясенный этимъ видѣніемъ, Четъ далъ обѣтъ креститься, если выздоровѣетъ и, поправившись отъ болѣзни, пріялъ Св. крещеніе, подъ именемъ Захарія, а на мѣстѣ бывшаго ему видѣнія построилъ монастырь, нынѣ именуемый Ипатьевскимъ.

Отъ этого Захарія пошелъ родъ Годуновыхъ, которые считали Ипатьевскій монастырь какъ бы родною себѣ обителью, дѣлали въ него вклады и способствовали его укрѣпленію и возвышенію.

Шли годы, многіе знатные роды, роднясь между собою, вступали въ родственныя связи съ царями всея Руси.

Но ни одинъ изъ боярскихъ родовъ не былъ такъ близокъ къ потомству Св. Владиміра, какъ родъ Романовыхъ-Юрьевыхъ-Захарьиныхъ. Изслѣдованія родословія показываютъ, что въ теченіе XIV, XV и XVI вѣковъ между представителями этого именитаго рода и потомками князя Владиміра было заключено 12, а по нѣкоторымъ свѣдѣніямъ – 16 брачныхъ союзовъ и, наконецъ, самъ Царь Іоаннъ IV Васильевичъ женился на боярышнѣ Анастасіи Романовнѣ Юрьевой-Захарьиной.

Браку этому предшествовало слѣдующее обстоятельство, въ коемъ несомнѣнно проявленъ былъ промыселъ Божій. Въ 1530 годахъ преподобный Геннадій Костромской прибылъ въ Москву и посѣтилъ, по приглашенію, домъ боярыни Іуліаніи Ѳеодоровны, супруги окольничьяго Романа Юрьевича Захарьина, прабабушки Михаила Ѳеодоровича, и, благословляя дѣтей ея: Даніила, Никиту и Анастасію, сказалъ послѣдней: «ты вѣтвь прекрасная, плодовитая, будешь намъ Царицею». Его предсказаніе сбылось въ точности; Анастасія была первою супругою Іоанна Грознаго, любимицей Царя и народа: благоговѣйное воспоминаніе объ ея добродѣтеляхъ много содѣйствовало призванію на Царство сына ея племянника – Михаила. Преподобный Геннадій въ 1549 г. самъ присутствовалъ при крещеніи дочери Царицы Анастасіи Романовны.

Такимъ образомъ Романовы-Юрьевы-Захарьины и по свойству и по родству съ Государями Московскими преемственно были ближайшими къ Царскому роду между боярами и, пользуясь вполнѣ заслуженнымъ довѣріемъ Царскимъ, занимали въ Государствѣ Московскомъ первыя мѣста. И у Престола Царскаго, и въ дѣлахъ ратныхъ, и въ службахъ посольскихъ это были, поистинѣ, вѣрнѣйшіе, храбрѣйшіе и усерднѣйшіе слуги Царя и Отечества.

Самыми видными представителями Рода Романовыхъ въ тѣ времена были: бояринъ дворецкій Никита Романовичъ, братъ Царицы Анастасіи и его старшій сынъ Ѳеодоръ Никитичъ, даровитѣйшій человѣкъ своего времени. Преисполненный высокими качествами ума и сердца, онъ былъ украшеніемъ московскаго боярства и пользовался большою извѣстностью даже между иноземцами. Оба они: и отецъ и сынъ, отличались необыкновенною скромностью и благочестіемъ, а Никита Романовичъ такъ и звался въ народѣ «печальникомъ опальныхъ». Царь Іоаннъ Васильевичъ настолько цѣнилъ заслуги Никиты Романовича, что назначилъ его, передъ своею кончиною, членомъ верховной думы при Наслѣдникѣ Царевичѣ Ѳеодорѣ Іоанновичѣ, съ титуломъ «правителя».

Во второй половинѣ XVI вѣка породнились съ Романовыми и съ Царскою семѣею Годуновы: Иванъ Ивановичъ Годуновъ женился на боярышнѣ Иринѣ Никитишнѣ Романовой, племянницѣ Царицы Анастасіи, а Царевичъ Ѳеодоръ Іоанновичъ вступилъ въ бракъ съ Ириной Ѳеодоровною, родной сестрою Бориса Ѳеодоровича Годунова.

Но Богу угодно было къ царственному служенію Родинѣ пріуготовить семью Романовыхъ страданіями и тяжкимъ крестнымъ подвигомъ. Пока живъ былъ Царь Ѳеодоръ Іоанновичъ, Годуновъ наружно старался поддерживать самыя дружескія отношенія съ Романовыми, такъ что престарѣлый Никита Романовичъ, обманутый этою дружбою, умирая, поручилъ ему свою семью, при чемъ Годуновъ клялся, что будетъ заботиться о его сиротахъ, какъ о своихъ дѣтяхъ, а когда самъ Борисъ сдѣлался Царемъ, то рѣшилъ однимъ ударомъ отдѣлаться отъ всѣхъ Романовыхъ. Ихъ оклеветали въ зломъ умьіслѣ противъ Бориса и бояринъ Ѳеодоръ Никитичъ и его супруга были разлучены и насильственно пострижены въ монашество, а братья Ѳеодора: Василій, Александръ, Михаилъ и Иванъ Никитичи сосланы въ далекіе предѣлы Сѣвернаго края, гдѣ трое изъ нихъ, послѣ тягостнаго года ссылки, были умерщвлены жестокими стражами.

Старшій изъ братьевъ, Ѳеодоръ Никитичъ, постриженньй подъ именемъ Филарета, былъ заточенъ въ Антоніевомъ Сійскомъ монастырѣ, супруга его Ксенія Ивановна, во инокиняхъ Марѳа, отправлена въ Заонежье, а ихъ сынъ 5-лѣтній Михаилъ съ тетками – сосланъ на Бѣлоозеро, и всѣ они трое неисповѣдимымъ Промысломъ Божіимъ уцѣлѣли отъ руки гонителя, во спасеніе нашего Отечества.

Въ 1605 году судьба Романовыхъ совершенно неожиданно измѣнилась. Среди наступившей смуты и нашествія самозванца Царь Борисъ Годуновъ скоропостижно скончался, а его сытъ былъ убитъ.

Воцарившійся самозванецъ, желая показать, что онъ почитаетъ родственниковъ якобы родителя своего – Царя Грознаго, – возвратилъ изъ ссылки всѣхъ оставшихся въ живыхъ Романовыхъ, а инока Филарета возвелъ въ санъ митрополита Ростовскаго.

Процарствовавъ 11 мѣсяцевъ, Лжедмитрій былъ свергнутъ съ Престола княземъ Василіемъ Ивановичемъ Шуйскимъ, который самъ сдѣлался Царемъ, но смута не унималась: появлялись новые самозванцы, по всему лицу земли Русской бушевали разбойничьи шайки и четырехлѣтнее царствованіе Шуйскаго было сплошнымъ несчастіемъ.

Въ 1610 году нелюбимый ни боярами, ни народомъ Шуйскій былъ свергнутъ съ Престола и насильственно постриженъ въ монахи и водворенъ сначала въ Чудовомъ, а потомъ въ Іосифовомъ Волоколамскомъ монастырѣ, а верховная власть перешла къ совѣту, состоявшему изъ семи бояръ, которые, подъ страхомъ окончательнаго разоренія и покоренія Московскаго Государства королемъ Сигизмундомъ, или воцаренія Тушинскаго вора и подъ давленіемъ гетмана Жолкѣвскаго, вошедшаго въ Москву съ польскимъ войскомъ, присягнули сами и народъ Московскій заставили присягнуть сыну Сигизмунда королевичу Владиславу.

Сигизмундъ не вполнѣ остался доволенъ таковымъ рѣшеніемъ боярской думы и требовалъ присяги не только сыну своему, но и себѣ и для подкрѣпленія своихъ требованій, во главѣ польскаго войска, осадилъ городъ Смоленскъ.

Тогда для переговоровъ съ Сигизмундомъ подъ Смоленскъ было отправлено Великое Московское посольство, при чемъ происками Жолкѣвскаго, чтобы удалить изъ Москвы опаснчхъ для Владислава соперниковъ, во главу посольства бчли поставлены: митрополитъ Ростовскій Филаретъ и бояринъ князь Василій Васильевичъ Голицынъ, которымъ Святѣйшій Патріархъ Московскій и всея Руси Гермогенъ накрѣпко наказалъ требовать, чтобы Владиславъ до прибытія въ Россію принялъ православіе, не входилъ въ сношеніе съ римскимъ папою, не строилъ въ Москвѣ костеловъ и не держалъ ксендзовъ, наказывалъ бы смертЬю отступниковъ отъ православія, женился на русской, имѣлъ при себѣ ограниченное число поляковъ и не ставилъ ихъ на государственныя должности.

Сигизмундъ не соглашался на условія Московскаго посольства и требовалъ отъ Филарета и князя Голицына, чтобы они приказали боярину Шеину сдать ему Смоленскъ, а самъ посылалъ въ Москву Жолкѣвскому секретныя грамоты, что королевича онъ на Московскій престолъ не отпуститъ, а Государствомъ Московскимъ будетъ управлять самъ.

Понявъ, что Сигизмундъ только тянетъ переговоры, чтобы выграть время, а самъ обманываетъ русскихъ, Гермогенъ, опасаясь допустить на Московскій престолъ такого заклятаго врага православной вѣры, разрѣшилъ Московскій народъ отъ присяги королевичу Владиславу, запретилъ присягать Сигизмунду и разослалъ по городамъ грамоты, призывая народъ ополчиться за святую вѣру и итти на очищеніе Москвы отъ поляковъ.

Когда подъ Смоленскъ пришла вѣсть, что къ Москвѣ собираются ополченія городовъ, Сигизмундъ приказалъ заковать Московскихъ пословъ въ цѣпи и отправилъ ихъ, какъ плѣнниковъ и заложниковъ, въ дальнія польскія крѣпости.

По очищеніи Москвы княземъ Пожарскимъ, бфлъ созванъ Великій Земскій Соборъ, состоявшій изъ высшихъ духовныхъ чиновъ, бояръ, воеводъ и выборныхъ людей всякаго званія, съѣхавшихся со всѣхъ концовъ земли Русской.

Прежде чѣмъ приступить къ избранію Царя, этотъ Земскій Соборъ три дня постился и въ Успенскомъ храмѣ у Св. Мощей угодниковъ Божіихъ усердно просилъ благодатной помощи въ великомъ предстоящемъ дѣлѣ.

7-го февраля въ первомъ же совѣщаніи на Соборѣ бфло единодушно провозглашено имя боярина Михаила Ѳеодоровича Романова, но для большей увѣренности въ томъ, что это есть истинное желаніе всей земли, Соборомъ были посланы особые уполномоченные провѣрить по городамъ подлинность мнѣнія ихъ выборщиковъ.

Посланные вернулись и подтвердили, что во всѣхъ городѣхъ и уѣздѣхъ, во всякихъ людяхъ отъ мала и до велика та-жъ мысль: что быгпи на Московскомъ Государствѣ Государемъ Царемъ Михаилу Ѳеодоровичу Романову».

21-го февраля архіепископъ Рязанскій и Муромскій Ѳеодоритъ, какъ старшій изъ всего освященнаго Собора, съ келаремъ Троицко-Сергіевой Лавры Аврааміемъ Палицынымъ и съ бояриномъ Василіемъ Петровичемъ Морозовымъ вышелъ изъ Кремля на Красную Площадь и съ Лобнаго мѣста спросилъ у собравшагося народа, кого они хотятъ въ Цари.

Народъ Московскій отвѣтилъ: «Михаила Ѳеодоровича Романова».

Юный новоизбранный Царь съ своей матерью, великою старицею инокинею Марѳою Ивановною, находился въ Костромской Романовской вотчинѣ, селѣ Домнинѣ и отъ преслѣдованія искавшихъ его Польскихъ и Литовскихъ шаекъ лихихъ людей долженъ былъ укрываться въ Костромскомъ Ипатьевскомъ монастырѣ.

Великій Московскій Земскій Соборъ, утвердивъ свое избраніе грамотою, снарядилъ особое посольство съ архіепископомъ Ѳеодоритомъ и бояриномъ Ѳеодоромъ Ивановичемъ Шереметевымъ во главѣ итти въ Костромскіе предѣлы просить Михаила Ѳеодоровича пожаловать на Государство.

Трогательными чертами изображаютъ лѣтописцы моленіе пословъ отъ Земскаго Собора предъ смиреннымъ отрокомъ. Съ одной стороны, въ лицѣ пословъ покаянное чувство изстрадавшагося народа, жаждущаго твердой, Богомъ установленной власти; съ другой – искреннѣйшее смиреніе юнаго избранника Божія, сознающаго все величіе и тяготу возлагаемаго на него креста служенія Царственнаго и свое къ тому недостаточество; а рядомъ съ симъ полная мудрости и жизненнаго опыта стойкая твердость старицы-матери, и въ концѣ всего всесовершенная преданность волѣ Божіей и матери и сына.

«Аще есть на сіе воля Божія, буди тако», изрекъ Михаилъ, и съ этой священной минуты онъ сталъ Великимъ Государемъ и Самодержцемъ всей Русской земли, благочестивая мать взяла сына за руку и вмѣстѣ съ нимъ благоговѣйно склонила колѣни передъ благодатнымъ ликомъ Ѳеодоровскія иконы Богоматери: «Въ твои пречистыя руцы предаю чадо мое: настави его на пути истины, устрой ему полезная, а съ нимъ и всему роду Христіанскому».

Такъ великая старица благословила своего сына на великій подвигъ служенія Царскаго; такъ совершилось воцареніе Михаила Ѳеодоровича, спасителя Вѣры и Царства; такъ благословилъ, наконецъ, Господь, Царь царствующихъ, многострадальную землю Русскую дарованіемъ ей Царя по сердцу Своему, благословеннаго родоначальника нынѣ благополучно царствующаго Дома Романовыхъ.

Насколько глубоко воспринято было сердцемъ народнымъ это призваніе Михаила Ѳеодоровича на Царство именно какъ великая милосты Божія къ народу Русскому, какъ явное указаніе Божіе, свидѣтельствуетъ самоотверженный подвигъ простого крестьянина Ивана Сусанина. Онъ явился въ свою очередь также избранникомъ Божіимъ, чтобы запечатлѣть своею мученическою кровію любовь народную къ Царю, избраннику по сердцу Божію.

Сопоставляя событія, предшествовавшія воцаренію Михаила Ѳеодоровича и сопровождавшія оное, и проникая въ глубину внутренняго ихъ смысла и связи между собою, не можемъ не видѣть Промысла Божія, явно руководившаго историческими судьбами, приведшими на Престолъ Русскій чудесно уцѣлѣвшій отпрыскъ многострадальнаго Рода Романовыхъ, въ лицѣ Михаила Ѳеодоровича, и сохранившими, ради юности его, маститаго его родителя, мудраго совѣтника въ дѣлахъ Государственныхъ.

Въ теченіе вѣковъ Романовы вѣрою и правдою крѣпко и честно служили Царямъ и Родинѣ, не возносясь въ гордости и не употребляя во зло близости своей къ Царской Семьѣ, и когда умирающій Царь Ѳеодоръ Іоанновичъ предполагалъ передать скипетръ двоюродному своему брату Ѳеодору Никитичу Романову, тотъ смиренно уклонился отъ этой чести, явно дѣйствуя въ полѣзу шурина Царскаго Бориса Ѳеодоровича Годунова.

Насильственнымъ постриженіемъ и заточеніемъ отплатилъ ему неблагодарнѣй Годуновъ, но, неисповѣдимыми путями Божіими, черезъ это самое постриженіе Филаретъ достигъ величайшаго святительскаго сана Патріарха.

Вся семѣя Романовыхъ бяла обречена Годуновѣімъ на истребленіе, но младенчество Михаила Ѳеодоровича спасло его отъ гоненія.

Самозванецъ, принявшій имя убіеннаго Царевича Димитрія, казалось пришелъ и воцарился на погибель Государства Московскаго, но неисповѣдимыми судьбами онъ оказался орудіемъ Промвсла Божія, такъ какъ вызвалъ изъ ссылки остатки семьи Романовыхъ, поставилъ Ѳеодора Никитича митрополитомъ Ростовскимъ и тѣмъ самымъ спасъ для Россіи Царя и Патріарха.

Предки Царя Бориса Годунова, какъ бы въ предвидѣніи, что между потомками ихъ явится жестокій гонителѣ Романовыхъ, и какъ бы искупая впередъ содѣянный имъ тяжкій грѣхъ, устрояли и укрѣпляли Ипатьевскую обитель, неисповѣдимымъ Промысломъ Божіимъ сдѣлавшуюся мѣстомъ спасенія избранника Божія и народнаго.

Великое Московское посольство, вверженное Сигизмундомъ въ оковы и тяжкое заточеніе, почти все погибло въ неволѣ, не исключая и перваго боярина князя Василія Васильевича Голицына; неисповѣдимыми судьбами Промысла Божія уцѣлѣлъ лишь одинъ митрополитъ Филаретъ, котораго Господѣ послѣ шести лѣтъ тяжкаго плѣна и заточенія привелъ на престолъ Патріаршій.

Перстъ Божій и покровительство Божіей Матери, во всемъ этомъ несомнѣнные и очевидные, проявляются также и въ слѣдующемъ:

Осенью 1263 года великій печальникъ земли Русской благовѣрный великій князѣ Александръ Ярославовичъ Невскій, возвращаясь изъ Орды, дорогою занемогъ и, не чувствуя себя въ силахъ продолжать путь, остановился въ расположенномъ на берегу Волги, недалеко отъ Костромы, городѣ Городцѣ, у сродника своего, тогдашняго удѣльнаго князя Городецкаго, и 14-го ноября, принявъ схиму, предалъ праведный духъ свой Господу передъ иконою Пречистой Его Матери, именуемою Ѳеодоровскою, которая составляла и понынѣ составляетъ главную святыню древняго Городца, а 14-го марта, 1613 года, также близъ Костромы, въ Ипатьевскомъ монастырѣ, иконою того же явленія Божіей Матери Ѳеодоровскія великая старица инокиня Марѳа Ивановна благословляетъ на Царство сына своего Михаила.

Не знаменательно ли, что одна и та же икона Божіей Матери была свидѣтельницею кончины прародителя старой Московской династіи и участницей благословенія на Царство родоначальника новой.

Мы, вѢрныя чада Русской земли, послушныя чада Церкви Православной, вѣруемъ и исповѣдуемъ, что Господь нашъ есть Владыка царей земныхъ (Апок. I, 5), Царь царствующихъ и Господь господствующихъ (1 Тим. 6, 15), что Онъ возноситъ избранныхъ отъ людей Своихъ (Пс. 88, 20) и посаждаетъ ихъ на престолѣ (Пс. 131, 11), и Его премудростію они царствуютъ (Притч. 8, 15). Тако вѣруемъ и радуемся о Царѣ своемъ, и молимъ Бога, да возрадуется и Царь нашъ о Господѣ, да исполнитъ Господь вся прошенія Его во благо родного Ему народа, и да хранитъ благословенный Родъ Его могуществомъ Десницы Своей на многіе вѣки. Аминѣ.

Епископъ Никонъ

Лѣтописный и лицевой изборникъ Дома Романовыхъ. Юбилейное изданіе въ ознаменованіе 300-лѣтія царствованія, 1613-1913 гг. Изданіе С. С. Ермолаева. Вып. 1. М., 1913. C 27-32.


«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку:



КАНОН - Свод законов православной церкви

Сайт для детей и родителей: