Протоіерей І. Язвицкій – Слово въ день празднованія возсоединенія уніатовъ съ Православно Церковію.

25 мая / 7 июня - Воспоминание воссоединения 3-х миллионов униатов с Православной церковью в г. Вильно (1831 г.). – ред.

 

«Помянухъ дни древніе, поучихся во всѣхъ дѣлѣхъ Твоихъ» (Пс. 142,5)

 

Послѣдуя завѣту богопросвѣщеннаго Пророка, вникнемъ, возлюбленные, въ смыслъ того событія въ жизни нашего края, 75-лѣтіе которого мы нынѣ празднуемъ.

День возсоединенія уніатовъ можно назвать днемъ пакибытія нашего края.

Печальна судьба нашего края. Волею Промысла эта вотчина Св. Владиміра, въ силу неблагопріятныхъ историческихъ обстоятельствъ, была отторгнута отъ союза съ родной семьей – русскимъ народомъ и на долгое время подчинилась чуждому вліянію какъ въ государственномъ, такъ и въ культурномъ отношеніяхъ. Западная Русь оказалась частью польско-литовскаго государства, русскій народъ былъ отданъ въ жертву полонизаціи. Могущественнымъ средствомъ для этой цѣли служила унія – церковное единеніе западно-русской православной Церкви съ церковью римско-католическою подъ главенствомъ Римскаго папы. Введеніе уніи было дѣломъ немногихъ честолюбцевъ, принесшихъ въ жертву личнымъ интересамъ и выгодамъ религіозное вѣрованіе всего народа. И вотъ, отторгнутые въ 1596 г. насиліемъ отъ союза съ породившею ихъ во Христа – матерью – Православною Церковью, наши предки, 75 лѣтъ тому назадъ, вновь соединились съ нею союзомъ любви и единомыслія, порвавъ узы коварной уніи.

Да и могъ ли русскій народъ, воспріявшій православную вѣру въ моментъ пробужденія своего самосознанія, на зарѣ своей исторической жизни, отказаться отъ него? Могъ онъ, воспитанный въ православіи, въ немъ познавшій радость бытія какъ народа, могъ ли онъ, когда православіе стало какъ бы душой его души, сердцемъ его жизни, отказаться отъ него или замѣнить его инымъ вѣроисповѣданіемъ. Нѣтъ. Замѣна не могла совершиться. А унія и имѣла цѣлью, постепенно вытѣсняя православіе, замѣнить его католичествомъ. Но само католичество ложью своей вѣры и церковной жизни не могло привлечь сердца тѣхъ, кто вѣковымъ опытомъ позналъ истинность православія. Не говоря уже о тѣхъ ересяхъ, которыя католичество включило въ систему своего вѣроученія и которыя очевидны для православнаго сознанія, самый духъ жизни въ Христовой церкви оно исказило. Христіанскій духъ любви и единенія оно поняло какъ власть и воплотило идею единства въ видимомъ символѣ – въ папѣ, какъ главѣ церкви. Чрезъ это оно лишило вѣрующихъ духа христіанской свободы, обративъ ихъ въ покорныхъ подданныхъ папы, а самую жизнь христіанскую лишило оживотворяющаго ее начала «Я есмь путь, истина и жизнь» (Іоан. XIV, 6) сказалъ о Себѣ Христосъ. Христіанство, какъ вѣрованіе, само изъ себя даетъ внутреннюю духовную жизнь человѣку. «Въ Немъ (во Христѣ) была жизнь и жизнь была свѣтомъ человѣковъ» (Іоан. 1, 4). А это внутреннее ощущеніе и обладаніе истиной жизни въ союзѣ со Христомъ и подмѣнено въ католичествѣ рабскимъ подчиненіемъ папѣ.

Естественно, для трезваго православнаго сознанія, понимающаго спасеніе чрезъ Церковь, какъ живой союзъ со Христомъ, эти идеи католичества, вносимыя въ унію, были непріемлемы. Отсюда мы и видимъ, что унія, насильно навязанная бѣлоруссамъ, переживалась западнорусской церковью болѣзненно. Это было не вѣроисповѣданіе, а болѣзненный процессъ въ здоровомъ членѣ вселенской православной церкви. Какъ болѣзнь, она съ страданіемъ и муками переживалась нашими предками, пока во внѣшнихъ обстоятельствахъ были условія благопріятствующія ей. Но когда эти внѣшнія обстоятельства были устранены, жизненность православія тотчасъ раскрылась во всей своей силѣ и свыше 1½ милліоновъ уніатовъ отказались отъ уніи. Такимъ образомъ въ этомъ событіи открылось торжество православія какъ единой вѣроисповѣдной истины.

Вмѣстѣ съ торжествомъ истины православія здѣсь же проявилось торжество русской народности и торжество исторической правды нашего края, какъ нераздѣльной части Россіи.

Слившись съ русскимъ народомъ въ одну церковную семью, бѣлорусскій народъ какъ бы повернулъ колесо своей исторіи на тотъ естественный путь, съ котораго оно было сдвинуто только насиліемъ. Унія имѣла цѣлію полонизмъ русскаго народа. Полонизмъ же въ силу выработавшихся исторіей условій жизни польскаго государства сводился къ порабощенію и уничтоженію личности. Въ самой Польшѣ, когда еще она была могущественной державой, было дѣленіе всего народа на несоединимыя и противоборствующія между собою сословія, изъ которыхъ главную роль играло и противопоставлялось всему народу шляхетство, т. е., дворянство. Шляхтичи, ненавидѣвшіе трудъ, презирали даже свой польскій народъ, представителей же другихъ народностей они просто не считали за народъ. И для русскаго народа у нихъ было особое имя «быдло» – скотъ. Каково же должно было быть политическое равноправіе и національное самосознаніе бѣлоруссовъ, находившихся въ уніи. Религіозное отчужденіе чрезъ унію отъ своего старшаго брата великорусса лежало тяжелымъ бременемъ на національномъ самосознаніи бѣлорусса. Сознавая себя русскимъ по національности, онъ не смѣлъ, въ силу церковной отчужденности отъ Россійской Церкви, испытывать полноты національныхъ чувствъ. Раздѣленіе церковное вносило диссонансъ и въ общій укладъ жизни. И здѣсь унія чувствовалась опять какъ болѣзненный процессъ. Страшныя судороги умиранія цѣлаго народа представляетъ изъ себя исторія нашего края за періодъ господства въ немъ уніи. И постепенно одинъ членъ за другимъ отмирали въ этихъ судорогахъ отъ организма народнаго. Умерло національно бывшее здѣсь русское дворянство (умственная сила народа), умерло національно и русское купечество (матеріальная его сила), и часть мѣщанства, Даже и сердцевина народнаго организма – простой народъ частію умерла національно. Многіе изъ бѣлоруссовъ католиковъ считаютъ и теперь себя истинными поляками. И если бы Господь не оставилъ сѣмени въ части простого народа, то русской національности здѣсь уже бы не было. Но эта то оставленная Господомъ часть сѣмени русскаго народа и сохранила въ нашемъ краѣ русскую народность, которая теперь какъ живущая здѣсь изъ глубины вѣковъ являетъ торжество правды исторической нашего края, какъ части единой Россіи.

Ясно, что съ уничтоженіемъ уніи для населенія бѣлорусскаго края расширился его историческій горизонтъ и уяснились его политическія цѣли. Русскій по національности онъ сталъ русскимъ и по вѣрѣ, и въ этомъ единствѣ духовнаго своего облика нашелъ источникъ счастія жизни, почувствовалъ свое могущество и начало славы. Раздвоеніе души уничтожилось; цѣли жизни опредѣлились. Это жизнь для величія и славы Россіи. И дальнѣйшая жизнь нашего края уже опредѣляется какъ возрожденіе въ ней русскихъ началъ.

Прошло 75 лѣтъ и во многихъ мѣстахъ, гдѣ прежде красовались костелы или были едва замѣтныя уніатскія церкви, господствуютъ православные храмы; сталъ громче и сильнѣе слышенъ русскій говоръ, изгнавъ изъ домовъ многихъ русскихъ, мнившихъ себя панами, польскій языкъ; появилась русская интеллигенція; разсѣялись во множествѣ русскія школы, замѣнившія обученіе на кухнѣ у пановъ, а съ введеніемъ земскихъ учрежденій и русскій народъ призванъ къ строительству русскаго дѣла въ краѣ и хотя находится еще въ матеріальной зависимости у пановъ, но близокъ уже часъ, когда съ осуществленіемъ ВЫСОЧАЙШАГО повелѣнія о доступномъ кредитѣ и съ развитіемъ хуторского хозяйства онъ стряхнетъ и эти узы и будетъ свободнымъ гражданиномъ великой Россіи.

Мы назвали унію болѣзненымъ явленіемъ въ жизни бѣлорусскаго народа. Какъ всякая болѣзнь она излѣчивается не сразу, оставляя въ организмѣ болѣзнетворный ядъ, который при неблагопріятныхъ обстоятельствахъ ведетъ къ возврату болѣзни. То же можно сказать и о наслѣдствѣ уніи въ укладѣ жизни нашего края. Мно-го еще есть остатковъ этой болѣзни какъ въ жизни чисто церковной, такъ и въ жизни общественной. И задача наша и послѣдующихъ поколѣній бороться съ этими остатками болѣзни и бороться тѣми же средствами, какими она была изгнана изъ нашего организма. Средства эти – вѣрность православію и русской національности. Во всѣ сферы жизни мы должны вносить этотъ духъ: въ семейное и школьное воспитаніе дѣтей, въ свои общественныя и гражданскія отношенія. Таковы задачи жизни, предписываемыя намъ исторіей. И нечего смущаться отъ враждебныхъ криковъ, которыми стараются заглушить ясность въ нашемъ сознаніи этихъ выявленныхъ исторіей нашихъ національныхъ задачъ. Охранителемъ ихъ является державный хозяинъ земли Русской Государь Императоръ. Его волею въ нашемъ краѣ введена куріальная система при выборахъ въ Государственную Думу, давшая торжество исконной державной русской національности здѣшняго края. Его державнымъ желаніемъ является дальнѣйшій ростъ и преуспѣяніе, національныхъ русскихъ началъ въ жизни нашего края. Свидѣтельствомъ этого является вчерашнее его милостивое вниманіе къ нашему краю. Имѣя его на пути своемъ въ столицу, онъ не миновалъ его, какъ обычный путешественникъ, но благоизволилъ явить себя здѣсь державнымъ Вождемъ и Владыкою земли русской. И предъ кѣмъ явить? Предъ учащимися дѣтьми, предъ будущими строителями жизни нашего края. Что можетъ быть нагляднѣе и осязательнѣе для души человѣка, какъ не непосредственное впечатлѣніе отъ Того, Кто является живымъ олицетвореніемъ и воплощеніемъ русскаго духа, русскихъ идеаловъ и русскихъ чаяній. Глубоко, думаемъ, запала въ дѣтскую душу эта близость, эти нѣсколько минутъ лицемъ къ лицу съ Русскимъ Царемъ Православнымъ и, надѣемся, на всю жизнь останется у нихъ и будетъ однимъ изъ отраднѣйшихъ воспоминаній въ ихъ жизни, будетъ путеводной звѣздой для нихъ и побужденіемъ, воодушевляющимъ на подвиги въ пользу русскаго дѣла въ нашемъ краѣ.

Будемъ же и мы всѣ твердо вѣрить и несомнѣнно надѣяться, что только преданность православной вѣрѣ и неизмѣнность русскому дѣлу есть залогъ свѣтлаго будущаго нашего края.

Протоіерей І. Язвицкій.

 

«Минскія Епархіальные Вѣдомости». 1914. № 12. Неофф. С. 254-259.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: