Преп. Ефрема Сирина Похвальное слово славнымъ мученикамъ, во всемъ мірѣ пострадавшимъ

Праздник известен с конца IV – начала V вв. Существует проповедь свт. Иоанна Златоуста на память «всех святых, по всему миру пострадавших», в которой уже указывается день празднования, аналогичный существующему в настоящее время. Среди песнопений Ефрема Сирина есть упоминание о праздновании в честь всех святых 13 мая. Сирийский Лекционарий указывает пятницу после Пасхи как день празднования всех святых. Иерусалимская соборная практика V-VII веков, реконструированная по грузинскому переводу Лекционария, содержала праздники в честь всех мучеников (22 января) и в честь «всех апостолов и всех святых, принявших их учение» (16 апреля) Студийский, а затем и Иерусалимский Типиконы окончательно помещают праздник в честь всех святых на первую неделю (воскресение) после Пятидесятницы. В неделю, следующую за Пятидесятницей, Восточная Церковь совершает праздник Всех Святых. Это делаеться для того, чтобы показать что все они подвизались силой одного Спасителя, Иисуса Христа, что все они составляют одну Церковь. Также и для того, чтобы не остались в забвении те многие неизвестными по имени. Император Лев Мудрый (IX в.) первый посвятил всем святым великий и прекрасный храм в Константинополе. Повествуют, что Император хотел посвятить этот храм Феофане, своей супруге, которая была редких добродетелей и угодила Богу среди самого шума мирского и в царских чертогах. Но когда он объявил это намерение Церкви, она не изъявила согласия на его желание, представив ему, что неприлично посвящать храм той, которая недавно еще жила в удовольствиях и придворной пышности, и еще не пришло время воздавать ей такую почесть, хотя она и угодила Богу. Посему Храм был переименован в честь Всех святых и по совету с Церковью в память святой царицы Лев Мудрый установил в первую неделю по Пятидесятнице праздник Всех святых. – Ред.

Радостна и любезна всегда Ангеламъ и человѣкамъ память святыхъ; потому что и мы, въ подражаніе имъ, подвизаемся въ подобной ихъ ревности любить Бога. Стремительнѣе огня объемлетъ она сердца, убѣждаетъ пренебречь суетный міръ и всѣ его пріятности, отрѣшаетъ парящій умъ нашъ отъ вреднаго житейскаго сообщества, отъ любви родителей, отъ благорасположенія братьевъ, отъ заботы о женѣ и дѣтяхъ и о всякомъ имуществѣ, окриляетъ помыслъ, чтобъ отъ всего земнаго возносился онъ къ небесному, отсылаетъ насъ ликовствовать съ Ангелами, еще здѣсь предстоять Божественному престолу Всевышняго, пребывая въ тѣлѣ подражать безплотнымъ, и ходя по землѣ мудрствовать небесное. Такъ и Учитель язычниковъ, Павелъ, пишетъ, увѣщавая горняя мудрствовати, идѣже есть Христосъ одесную Бога (Кол. 3, 1-2). Почему тѣ, которые отъ всего сердца приступаютъ ко Христу, свергаютъ съ себя всякое попеченіе, не должны уже ни слѣдовать собственной своей волѣ, ни гоняться за плотскими удовольствіями, ни уловляться тѣлесными страстями. Кто увѣровалъ въ Бога, тотъ не долженъ колебаться сомнѣніемъ, что потерпитъ лишеніе во время своего служенія. Маловѣрный же, не имѣя твердаго упованія на Бога, осуждается какъ невѣрный.

Такъ мученики всецѣло отъ всего сердца предавали себя Богу; потому пренебрегали уже самую смерть и всѣ непріязненныя угрозы мучителей, будучи готовы на поруганія, на мучительныя истязанія, на различныя терзанія всего тѣла. Хребты свои отдавали на разсѣченіе, на всякія вырѣзыванія жилъ и мозговъ. Нечестивые прислужники мучителей, кровожадные и крайне лютые, взявъ святыхъ, кроили плоть ихъ бичами, а ребра строгали когтями. Потомъ съ безжалостнымъ сердцемъ нещадно свинцовымъ молотомъ сокрушали у нихъ междураміе, какъ свирѣпые звѣри; пробивая острыми гвоздями составъ груди, дѣлили на части, и къ подмышкамъ приложивъ раскаленные шары, жгли съ великою лютостію, бедра вмѣстѣ съ жилами разсѣкали мечами, кровеносныя жилы вскрывали ножами, и ни одного члена не оставляли неподвергнутымъ мученію, но въ неистовствѣ сокрушали даже и кости. За сіе мученики пріяли отъ Бога силу мужественно претерпѣвать всѣ страданія, нечувствительны были ко всякой казни, терпя какъ бы въ чужомъ тѣлѣ. Даже съ бодростію посмѣвались мучителямъ и приводили ихъ въ бóльшее раздраженіе, говоря: «ежели есть у васъ мучительнѣйшія истязанія, испытайте ихъ надъ нами. А эти, доселѣ испытанныя, ничего не значатъ». Отъ сего воспламенясь и пылая гнѣвомъ, какъ лютые звѣри, рыкали на мучениковъ, крикомъ своимъ побуждая исполнителей казни сильнѣе терзать святыя тѣла святыхъ подвижниковъ. Они же опять возражали властителямъ: «гдѣ же мученія, какими угрожали вы? Огонь вашъ холоденъ, истязанія слабы, біющіе насъ безсильны, мечи — гнилое дерево. Ничто у васъ не равняется нашей ревности: мы готовы на бóльшія еще страданія».

Потому и по смерти дѣйствуютъ они какъ живые, исцѣляютъ больныхъ, изгоняютъ бѣсовъ и силою Господа отражаютъ всякое лукавое вліяніе ихъ мучительскаго владычества. Ибо святымъ мощамъ всегда присуща чудодѣйствующая благодать Святаго Духа. Поелику мученники мужественно, съ великимъ терпѣніемъ, исповѣдали Христа предъ человѣками; то и Онъ провозгласилъ ихъ предъ Отцемъ и Ангелами Своими, и обѣтовалъ имъ блага, ихъ же око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку смертному не взыдоша (1 Кор. 2, 9), въ няже желаютъ Ангели приникнути (1 Петр. 1, 12). Что больше сего изобразимъ словомъ? — Содѣлалъ ихъ Своими сонаслѣдниками. А каково наслѣдіе Христово, всякій, думаю, знаетъ о семъ. Это — небеса небесъ, и все, что на нихъ; это — свѣтъ неприступный, и престолъ славы; это — источникъ кроткихъ, весь рай, и райскія древа, и сладостнѣйшій плодъ. Вотъ достоянія Царя Христа, и кромѣ ихъ есть другія тысячекратно многочисленнѣйшія, которымъ не знаемъ мы и именованія, потому что невидимы для людей.

Преблаженны всѣ святые; потому что будутъ наслаждаться такимъ наслѣдіемъ и вѣчнымъ сопребываніемъ со Христомъ; а свѣтъ, которымъ Онъ осіяваетъ, свѣтлѣе всего, и слава сущности Его неисповѣдима, велелѣпіе неизслѣдимо, явленіе домостроительственнаго на землѣ вочеловѣченія неиспытуемо. Онъ — совершенный образъ Родившаго Его, Источникъ жизни, Зиждитель всего, незыблемое основаніе исповѣдниковъ, вѣнецъ подвижниковъ, Мздовоздаятель побѣдителей, Богъ крѣпкій и Князь міра, расхититель ада и оживотворитель мертвыхъ. Онъ далъ крѣпость святымъ мученикамъ препобѣдить безчеловѣчные замыслы мучителей. Онъ воителей Своихъ для сея брани облекъ во всеоружіе, оградивъ отвсюду щитомъ вѣры, бронею любви, твердостію рѣшимости, и опоясавъ ихъ мечемъ духа, которымъ они отсѣкли главу врагу, до основанія разрушили идольскіе храмы, какъ самый легкій прахъ, сокрушили истукановъ, ниспровергли капища и жертвенники нечистыхъ жертвъ и беззаконныхъ возліяній. Скверныхъ же жрецовъ ихъ, вмѣстѣ съ служителями храмовъ, Христосъ предалъ огню, и бѣсовъ, изгнавъ изъ обольщающихъ изваяній, ввергъ въ геенну.

Славные мученики, видя такія дѣйствія силы Христовой, воспріяли еще бóльшую ревность страдать за имя силы Его, и собственноручно уже низлагали идоловъ, сокрушая на землѣ всѣ мерзости. Гдѣ только находили поставленное изваяніе, разбивъ камнями, бросали въ грязь, къ крайнему стыду и осмѣянію тѣхъ, которые чтили и поклонялись идоламъ. Они говорили беззаконнымъ правителямъ и мучителямъ: «Вотъ безчувственныя, глухія, безсильныя, слѣпыя и неподвижныя чтилища ваши, которымъ вы служите, — служите нѣмымъ, вы имѣющіе даръ слова, вы, которыхъ Богъ почтилъ Своимъ образомъ, чтобы познали вы владычество Его, и служили Ему со страхомъ и трепетомъ, и ежедневно творили угодное Ему. Ибо Онъ есть Богъ безначальный и могущественный, страшный и сильный, славный и невидимый. А вы, оставивъ поклоненіе Сотворившему васъ, къ оскорбленію Его, служите твари. Онъ сотворилъ солнце для озаренія дня, чтобы, наслаждаясь свѣтомъ и теплотою его, всегда вы прославляли его Создателя, подающаго наслажденіе сими благами; а вы, какъ слѣпые, оставивъ Творца стали паче чтить твореніе Его. Подобнымъ образомъ Премудрый Создатель сотворилъ для васъ луну въ освѣщеніе ночи; а вы, какъ несмысленные, и ее признавъ богомъ, стали служить ей. Благоутробный же Богъ сносилъ сіе долготерпѣливо, всегда ожидая отъ всѣхъ обращенія; и не хотя смерти грѣшниковъ, но ожидая обращенія ихъ, несравненно вопіетъ, говоря: «пріидите ко Мнѣ вси труждающіися грѣхами и обремененніи неудобоносимыми бременами беззаконныхъ дѣлъ и плотскихъ удовольствій, и упокою вы въ вѣчномъ блаженствѣ, даровавъ вамъ отпущеніе грѣховъ вашихъ; и будете сынами царствія Моего, и упокоитесь со всѣми избранными Моими».

Такіе совѣты предлагали мученики беззаконнымъ, къ обращенію ихъ, если бы захотѣли они спастись. Но суемудренные издѣвались надъ ними, нечестиво порицая ихъ совѣты, потому что въ злохудожну и бѣснующуюся душу не внидетъ премудрость и смыслъ (Прем. 1, 4). Святые же, даже и бичуемые, говорили и дѣлали все къ ихъ обращенію, исполняя слово своего Владыки: любите враги ваша и ненавидящихъ васъ (Матѳ. 5, 44), и ставъ незлопамятными и ко всѣмъ милосердыми, уподобляйтесь въ томъ Отцу Моему небесному. Посему блаженны сіи Христовы подвижники, причастники свѣта и вѣчной жизни, столпы вѣры, союзы любви, живыя и всеобъемлющія основанія, сыны честной Христовой Церкви, твердыни забраловъ небеснаго Сіона. Они веселятъ нынѣ Невѣсту Спасителеву, они украшаютъ собою ея благолѣпіе; они, какъ царицѣ, служатъ духовнымъ нѣкимъ убранствомъ прекрасной Церкви, которая, облекшись въ одѣяніе позлащенное многоразличными добродѣтелями своего Владыки, блистательно предстоитъ одесную Его, всегда озаряя сіяніемъ Духа, и въ свѣтозарности своей превосходя свѣтлость чувственнаго солнца, и до преизбытка тысячекратно превышая всякое человѣческое понятіе.

Невѣстоводитель ея есть Божественный Апостолъ Павелъ, мудрый архитектонъ, который прежде разорялъ и опустошалъ ее, имѣя ревность о законѣ, но не по разуму. Именуясь еще Савломъ, онъ все приводилъ въ волненіе, смятеніе и великое замѣшательство, влача и муча всѣхъ чтущихъ Христа, предавалъ ихъ узниками въ темницы. Дыхая прещеніемъ и безпримѣрнымъ убійствомъ на хотящихъ благовѣствовать проповѣдь, разъискивалъ и въ чужихъ городахъ съ великимъ тщаніемъ, извѣдывая, не найдется ли кто исповѣдующій имя Христово. Такъ ненавистно ему было самое Имя, сладостное и вожделѣнное для всѣхъ людей, и спасшее человѣческій родъ отъ заблужденія! И сильно раздраженный на учениковъ Слова, окрыляется Савлъ посланіями отъ архіереевъ, чтобы, если найдетъ кого исповѣдующаго имя Христово, мужчинъ и женщинъ связанныхъ предавать на мученіе начальнику области и подтвергать смертной казни. Но воззванный съ неба человѣколюбивымъ Владыкою, удержанъ онъ на пути, по которому спѣшно шелъ съ самымъ злобнымъ намѣреніемъ. Ему сказано: «Савле, Савле, что Мя гониши (Дѣян. 9, 4), не зная силы власти Моей? Удержи наконецъ неблаговременную ревность свою, и перестань гнать поклоняющихся Мнѣ». Савлъ же, у котораго тѣлесныя очи ослѣплены были избыткомъ несравненнаго свѣта отъ Глаголющаго ему изъ свѣтлаго облака, лежалъ въ изумленіи. Хотя глаза его были открыты, но не видѣлъ онъ никого изъ спутниковъ. Пріявъ въ себѣ слово, какъ рыба уду, извлеченъ онъ изъ глубины. Слѣпота послужила ему въ пользу. Освободившись отъ житейской именитости и отъ іудейскихъ обычаевъ, послѣдовалъ онъ съ сего времени Христу. Вверженный въ купель сладкихъ водъ, внялъ Христову призванію, и переименованный Павломъ, далъ упокоеніе ученикамъ Христовымъ, и сдѣлавшись надежнымъ проповѣдникомъ и крѣпкимъ столпомъ вѣры, всегда училъ, яко сей есть Христосъ (Дѣян. 9, 22); а чрезъ нѣсколько времени отъ преизбытка любви и душу свою предалъ. Ибо такъ отъ всего сердца возлюбилъ Христа, что всецѣло вдалъ себя въ опасности, и желая доказать горячность своей любви, какую имѣлъ къ Нему, такъ писалъ всѣмъ: Кто возможетъ разлучити насъ отъ любве Христовой? Скорбь ли, или тѣснота, или гоненіе, или гладъ, или нагота тѣлесная, или бѣда, или мечъ? и даже перечислилъ, говоря: ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможетъ насъ разлучити отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ (Рим. 8, 35. 38-39).

Кто можетъ нынѣ сказать, что такъ любитъ Сотворившаго и Спасшаго насъ? Кто такъ отъ всего сердца пренебрегаетъ міромъ, и съ такою легкостію отказался отъ всего, что въ мірѣ? Будетъ ли кто въ состояніи стать выше страстей и избѣгнуть узъ тщеславія? Кто всесовершенно отрекался и самой тѣни вещей, и все оставивъ, понесъ крестъ за Христомъ, Который рѣшительно говоритъ желающимъ слышать: аще кто грядетъ ко Мнѣ, и не отречется всего своего имѣнія, нѣсть Мой ученикъ (Лук. 14, 26. 33). А если кто удерживаетъ у себя даже и малость какую изъ имѣнія, то согрѣшаетъ тогда, потому что не отрекся всесовершенно отъ собственности, но пришелъ ко Христу съ недовѣріемъ и сомнѣніемъ. Посему такому человѣку дóлжно отвергнуться себя самого, и, взявъ крестъ, послѣдовать Христу. Какъ пригвожденный тѣломъ ко кресту ничего не можетъ поднять: такъ распявшійся мірскому да непривлекается ничѣмъ житейскимъ, чтобы не уподобиться въ семъ Ананіи и женѣ его, которые скрыли принадлежащее Богу. Ибо Апостолъ Павелъ такъ во всемъ отлучилъ себя отъ житейскаго, что говорилъ и писалъ: мнѣ міръ распяся, и самъ азъ всецѣло распяхся міру (Гал. 6. 14); и вмѣняю вся уметы быти, да пріобрящу Христа, Котораго и возлюбилъ я (Флп. 3, 8).

Ему подражая, славные мученики предавали себя на всякое мученіе, взирая на самого мудраго учителя, вождя и побѣдителя въ сей брани, который сталъ путеводителемъ для всѣхъ желающихъ обрѣсти наслажденіе вѣчной жизни. И охотно пострадавъ съ великимъ терпѣніемъ, вотъ ублажаются они въ вѣки вѣковъ. Ибо всѣ мы обязаны съ похвалами воспѣвать подвиги святыхъ; потому что они съ мужественнымъ духомъ потрудились умилостивить Бога, давъ кровь свою въ очищеніе всѣхъ насъ, какъ незлобивыхъ, нескверныхъ и непорочныхъ агнцовъ принесши себя во всесожженіе за насъ, ставъ начаткомъ за весь народъ, и души свои предавъ въ благопріятную и благоуханную жертву Богу, по примѣру трехъ доблестныхъ отроковъ, сихъ блюстителей закона и проповѣдниковъ Божіихъ. Съ ними прославимъ и мы Спасителя міра. Ему слава и держава во вѣки вѣковъ! Аминь.

Творенія святаго отца нашего Ефрема Сирина. Часть 2-я.Сергіевъ Посадъ 1895. С. 329-335.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: