Память преп. Паисія (Величковскаго), архимандрита Молдавскаго.

Икона написанная к прославлению преп. Паисия в РПЦЗ о. Феодором (Юревичем)

Месточтимое прославление преп. Паисия Величковского состоялось в 1982 г. в день памяти св. пророка Илии, в русском Ильинском скиту на Афоне (РПЦЗ), основанном преподобным, согласно решению Архиерейского Соборв 15/28 октября 1981 г. Общецерковное прославление преподобного произошло на Архиерейском Соборе РПЦЗ 1990 г. – ред.

Посланіе святого Паисія Величковскаго ученикамъ своимъ въ монастырѣ Драгомирна.

Возлюбленные мои, всѣ, находящіеся на святомъ послушаніи на покосѣ, духовные мои чада и во Христѣ братья и отцы. О Господѣ радуйтесь.

Премилостивый Богъ знаетъ, какъ я былъ бы радъ послать вамъ и другого священника въ помощь при служеніи. Но примите во вниманіе, что у васъ совсѣмъ никто не будетъ въ святой церкви служить Божественную службу, на которую мы по вѣрѣ христіанской возложили по Богѣ всю надежду нашу, надежду съ извѣщеніемъ о милости, жизни, мирѣ, здравіи, спасеніи, прощеніи и оставленіи нашихъ грѣховъ.

Поэтому я размыслилъ для подкрѣпленія въ вашихъ тяжелыхъ трудахъ послать вамъ, возлюбленные мои чада, это мое наставническое поученіе.

Возлюбленные и дорогіе мои чада, страдальцы Христовы, причастники вѣнца мученическаго и наслѣдники Царства Небеснаго. Стойте твердо въ святомъ послушаніи, стойте крѣпко въ вѣрѣ въ Бога, со святымъ апостоломъ Павломъ и прославленными сынами, съ душой мирной, съ любовью и съ благочестіемъ другъ къ другу и ко всѣмъ.

Ибо врагъ и проклятый діаволъ — особенно въ такія безпокойныя времена, подстерегаетъ насъ непрестанно, день и ночь ходитъ вокругъ насъ, ища какъ бы поглотить подвижниковъ и низвергнуть ихъ вмѣстѣ съ собой на дно ада на вѣки вѣковъ.

Но вы, чада святого и треблаженнаго послушанія и чада мои возлюбленные, будьте мудры и послушливы, и своей разсудительностью духовной попирайте его свирѣпую главу и всю силу его лукавую.

Усердствуйте для Господа, сколько есть силъ вашихъ, трудитесь, какъ тѣлесно, такъ и духовно, особенно же, не слѣдуйте своей волѣ, своему мнѣнію и не противьтесь другъ другу — дѣла эти Богу ненавистны, а мнѣ и всей братіи противны и отвратительны.

Остерегайтесь ропота, ибо на тѣхъ, кто ропщетъ, снисходитъ гнѣвъ Божій, и земля поглощаетъ ихъ живыми. Но, главное, смиряйтесь, братья, любите другъ друга любовью духовной, и Богъ мира и любви да будетъ съ вами. По тому узнаютъ всѣ, что вы ученики Христа, если любовь и совѣтъ будете имѣть между собой. Ибо тотъ, кто любитъ брата, тотъ живетъ въ свѣтѣ, а тотъ, кто ненавидитъ — во тьмѣ.

Также, остерегайтесь, братья, зависти, это — сѣти діавола, ибо то мѣсто, гдѣ обитаетъ зависть и памятозлобіе, не посѣщаетъ благодать Божія, но оно есть источникъ ненависти, злопамятства діавольскаго и отверстый ровъ погибели. Во время святыхъ трудовъ, то-есть на послушаніяхъ, удерживайте языкъ вашъ отъ зла, не произносите словъ праздныхъ, ибо во время ужасное, въ день Страшнаго суда Господь потребуетъ отъ каждаго отвѣта за каждое его праздное слово. Положите храненіе устъ вашихъ, языка и мыслей, если желаете въ жизни сей жительствовать по вѣрѣ христіанской. «Тотъ, кто оберегаетъ языкъ свой, тотъ оберегаетъ душу свою отъ скорби», ибо во власти языка смерть и жизнь. Какъ поучаетъ насъ Іаковъ, братъ Господень, говоря: «Да будетъ каждый человѣкъ скоръ на послушаніе, и медлителенъ на слово, ибо тотъ, кто не согрѣшаетъ въ словѣ, тотъ есть человѣкъ совершенный, могущій обуздать и все тѣло свое» (Іак. 3, 2).

Остерегайтесь того, чтобы вамъ не собираться безъ надобности на кухнѣ, въ палаткахъ и во всякомъ мѣстѣ, ибо при продолжительныхъ разговорахъ вы не избѣжите празднословія, пересмѣшекъ и сплетенъ. Не ходите другъ къ другу въ хижины безъ причины благословенной и безъ благословенія духовника, въ особенности же послѣ повечерія, ибо это святые Отцы строго запрещаютъ.

Помните, что находясь въ хижинахъ или на работѣ, слѣдуетъ, какъ если бы вы были въ монастырѣ, поучаться Божественнымъ заповѣдямъ, то-есть, смиренію, кротости и любви, ибо Самъ Господь говоритъ въ Евангеліи: «Научитесь отъ Меня, ибо Я кротокъ и смиренъ сердцемъ, и обрѣтете покой душамъ вашимъ» (Матѳ. 11, 29). Также научайтесь смиренію по поученію тайному — каждый имѣетъ его въ сердцѣ своемъ, — что подобаетъ ему смиряться какъ должно, и не иначе: только себя осуждать, быть у всѣхъ подъ ногами и считать, что ты прахъ и пепелъ.

Также въ трапезной, на полѣ, гдѣ бы вы ни были, постоянно укрѣпляйте и обуздывайте себя страхомъ Божіимъ, памятью смертной, памятью о вѣчныхъ мукахъ; глазами туда и сюда не глядите, но внизъ смотрите и о своихъ грѣхахъ размышляйте; искреннимъ покаяніемъ за каждый прошедшій день очищаться навыкайте, и всякаго рода испытанія, которыя отъ немощныхъ братьевъ приходятъ, съ радостью и благодарностью терпите.

Это вышеописанное поученіе (тайное) и вниманіе (къ себѣ) изсушаетъ нечистые помыслы, разсѣиваетъ страсти тѣлесныя и душевныя, облиставаетъ умъ, освѣщаетъ совѣсть и творитъ радость сердечную. Поученіе тайное и чтеніе духовное есть домъ души, въ который силы сопротивные не могутъ проникнуть и къ которому они не могутъ приблизиться; это — столпъ нерушимый, убѣжище тихое, небурное, неколебимое и душеспасительное. Потому, когда монахъ вооружается поученіемъ тайнымъ, и постояннымъ повтореніемъ словъ: «Господи, Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя, грѣшнаго», и чтеніемъ келейнымъ, демоны приходятъ въ сильную тревогу и смятеніе.

И если будете такъ поступать, возлюбленныя чада мои, то я, услышавъ, буду радоваться за васъ и за ваше угодное Богу дѣланіе, что и мои, грѣшнаго, усердные труды вы не оставили безъ вниманія. Ибо какъ раньше я питалъ васъ млекомъ духовнымъ и поучалъ васъ, такъ и теперь наставляю васъ не на что иное, какъ на дорогу, ведущую въ Царство Небесное, и ожидаю, что получу снисхожденіе, по крайней мѣрѣ, въ годы старости и немощи моей за ваше Божественное и истинное святое послушаніе, которое есть нѣкій дорогой, многоцѣнный перлъ, спасеніе душъ вашихъ и души моей — грѣшнаго ходатая вашего.

А вы, возлюбленныя и духовныя чада мои, откройте уши ваши и примите во вниманіе вотъ что; не платите мнѣ противнымъ: за добро — зломъ, вмѣсто радости — печалью, вмѣсто надежды — безнадежностью, вмѣсто чистаго зерна — плевеломъ, терномъ и осотомъ, вмѣсто наслажденія милосердіемъ Божіимъ, Царствомъ Небеснымъ и радостью неописуемой да не выпадутъ мнѣ вмѣстѣ съ вами — за непослушаніе ваше, муки вѣчныя и скорби неописуемыя, отъ чего Богъ насъ да сохранитъ!

Но истину говорю: приносите Господу Богу, согласно вашему христіанскому обѣту, жертву чистую, непорочную и благоуханную — святое послушаніе, оставивъ внѣ жертву нечистую и зловонную, пса дохлаго и смердящаго, то-есть непослушаніе. Приносите ваши труды утомительные и потъ кровавый, какъ жертву всесожженія весьма плодоносную; ваше паленіе подъ солнцемъ и тяжелые труды — вмѣсто страданій мученическихъ, и самихъ себя съ душой — въ жертву живую, благоуханіе Богу благопріятную.

И да удостоитесь вы принять въ душахъ вашихъ отъ Христа Спасителя миръ и Божественную радость, какъ въ этой краткой, временной жизни, такъ и по завершенію жизни сей, въ Царствѣ Небесномъ вѣчно наслаждаться совмѣстно съ ликами ангельскими радостью неописуемой, и да наименуютъ васъ сынами Божьими.

Отеческій молитвенникъ къ Богу и усердный доброжелатель, духовникъ вашъ о. Паисій.

21 іюля, 1775.

«Православный Путь» за 1989 годъ. С. 5-8.


Видѣніе ученика старца Паисія Величковскаго (изъ монастыря Нямцъ).

Авторъ сказанія — іеросхимонахъ Іоаннъ Румынъ (1913-1960) началъ свою монашескую жизнь въ монастырѣ Нямцъ (Молдавія). Позднее переселился въ Святую Землю и подвизался много лѣтъ въ Іудейской и Іорданской пустынѣ. Его нетлѣнныя мощи сохраняются въ стеклянной ракѣ въ монастырѣ св. Георгія Хозевита.

Послѣ кончины преподобнаго отца нашего Паисія жизнь монашеская въ монастырѣ Нямцъ стала оскудѣвать по причинѣ большого богатства, а особенно по причинѣ того, что мірянамъ было дозволено въ лѣтніе мѣсяцы жить въ монастырѣ вмѣстѣ съ ихъ женами и дѣтьми.

Монахи стали болѣе заботиться о разведеніи виноградниковъ и садовъ, а тѣ, кто имѣлъ дома внѣ стѣнъ монастыря, болѣе заботились о томъ, чтобы свои дома сдѣлать пригодными для сдачи внаемъ боярамъ, которые наѣзжали сюда съ семьями на лѣто «на воздухъ». Ради большихъ денегъ, которыя текли отъ бояръ, монахи зачастую сдавали мірянамъ весь домъ, а сами ютились въ какой-нибудь жалкой хижинѣ, да притомъ подальше, чтобы не мѣшать отдыху «барчатъ», и эти «барчата» весь день дѣлали въ монастырѣ все, что имъ приходило въ голову.

Вина въ метохѣ выдѣлывалось такъ много, что потребовалось и въ монастырѣ, и въ метохѣ, устроить винные склады и буфеты, чтобы легче сбывать вино. Это еще болѣе стало привлекать сюда любителей развлеченій.

Была также устроена въ монастырѣ (въ дополненіе къ школѣ церковнаго пѣнія для монаховъ) и начальная школа для обученія дѣтей бѣдняковъ изъ сосѣднихъ селъ. Послѣ этого монастырь утратилъ прежній покой, и несчастные монахи начали пренебрегать своими духовными занятіями по тому уставу, который оставилъ имъ преподобный Паисій.

Одинъ изъ учениковъ преподобнаго Паисія, возвышенной духовной жизни по имени Софроній, однажды ночью имѣлъ во снѣ устрашающее видѣніе.

Раннимъ утромъ выходитъ онъ изъ воротъ монастыря и смотритъ на то мѣсто, гдѣ сейчасъ находится агіазматорій (зданіе для освященія воды), и видитъ страшнаго на видъ арапа, одѣтаго въ офицерскій мундиръ. Офицеръ этотъ рѣзкимъ голосомъ что-то выкрикивалъ, словно отдавая команды солдатамъ.

Видъ его былъ устрашающій: лицо черное, какъ деготь, глаза сверкали какъ пламя, изъ обезьяноподобнаго рта торчали клыки. Вмѣсто воинскаго ремня онъ былъ опоясанъ змѣей, голова которой съ высунутымъ языкомъ свисала внизъ по бедру, замѣняя ему саблю. Вмѣсто эполетъ на плечахъ были головы гадюкъ. На головѣ была каска. Изъ-подъ каски свисали ядовитыя змѣи, которыя, сплетаясь подобно косамъ, покрывали его шею.

Увидѣвъ это, старецъ окаменѣлъ отъ ужаса. Потомъ, немного придя въ себя, онъ спросилъ арапа, что нужно ему въ монастырѣ, да еще въ такое время.

— Развѣ ты не знаешь, что я командующій войсками въ вашемъ монастырѣ? — отвѣтилъ арапъ.

— Но откуда здѣсь у насъ войско, если въ странѣ полный миръ?

Тогда арапъ отвѣтилъ старцу:

— Такъ знай, что я назначенъ сюда съ невидимой арміей Тьмы, чтобы сражаться съ полкомъ монашескимъ. Ибо, принимая обѣты монашескіе, вы объявляете намъ невидимую брань, и много ранъ наносите намъ своимъ оружіемъ духовнымъ. Не разъ мы удалялись со стыдомъ, обожженные пламенемъ вашихъ молитвъ.

Но теперь, когда умеръ старецъ Паисій, мы болѣе васъ не боимся. Ибо старецъ намъ страшенъ, онъ нанесъ намъ много жестокихъ ранъ. Когда прибылъ онъ сюда съ 60 монахами со святой Горы, то и я былъ сюда назначенъ съ 60,000 бойцами стражаться съ братіей его. И пока онъ былъ живъ, мы не знали покоя.

Сколько искушеній, напастей и козней мы изобрѣтали противъ него и монаховъ, чтобы ослабить ихъ духъ и сломить ихъ, но не смогли. Пока живъ былъ старецъ, всѣ наши атаки были напрасны, ибо онъ велъ монаховъ въ бой съ большимъ искусствомъ, укрѣпляя ихъ примѣромъ своей жизни и совѣтами духовными.

Послѣ его смерти наша война облегчилась. Поэтому я снялъ съ фронта 10,000 бойцовъ, потому что такъ много уже не требовалось, и остался только съ 50,000 войска.

Прошло немного времени. Уставъ старца Паисія болѣе не соблюдался съ точностью. Явились среди братіи «парочки», явилось въ монастырѣ богатство, и мірскія заботы о домахъ и метохахъ все болѣе стали охватывать монаховъ. Потому брань наша еще болѣе облегчилась, и я снялъ съ фронта въ вашемъ монастырѣ еще 10,000 бойцовъ и отправилъ ихъ на другіе участки. И остался съ 40,000.

Когда же было дозволено мірянамъ вмѣстѣ съ женами безпрепятственно жить въ монастырѣ, вотъ тогда настала радость наша, ибо ослабѣлъ фронтъ монаховъ, и намъ стало еще легче. Поэтому я снялъ съ фронта еще 10,000 бойцовъ. И остался только съ 30,000.

Затѣмъ открылась въ монастырѣ школа для дѣтей мірянъ. Многіе монахи выбрали для себя учениковъ; ученики эти были способны, но далеки отъ монашества. Шумныя дѣти постоянно сообщались съ монахами и отъ этого такъ сильно ослабѣла брань монаховъ, что у насъ почти не осталось работы. И я смогъ еще болѣе ослабить нашъ фронтъ и снять еще 10,000 бойцовъ, и сегодня осталось у меня 20,000. Эти 20,000 и стоятъ теперь въ монастырѣ постоянно, день и ночь ведя войну съ монахами.

Услышавъ это, старецъ печально вздохнулъ и съ удивленіемъ спросилъ:

— Но если, какъ ты самъ сказалъ, сегодня монахи потеряли ревность въ брани противъ васъ и, болѣе того, даже угождаютъ вамъ своими мірскими попеченіями, для чего вы все еще остаетесь въ монастырѣ?

Тогда сей нечестивый, принуждаемый силой Божіей, открылъ тайну, почему до сихъ поръ продолжается брань съ монахами нашего вѣка. Онъ сказалъ старцу:

— Воистину, нѣтъ сегодня болѣе никого, кто бы противоборствовалъ намъ, какъ прежде, ибо умалилась въ васъ любовь, а мірскія заботы и смѣшеніе съ мірянами охладили ревность монаховъ. И все же есть въ монастырѣ нѣчто такое, надъ чѣмъ мы еще должны работать.

Есть нѣкія ветхія книги (хотя бы они всѣ сгорѣли!), которыя не даютъ намъ покоя. Съ помощью этихъ книгъ новоначальныя иноки, съ горячей ревностью покинувшіе міръ, наносятъ намъ много жестокихъ ранъ. Ибо когда они берутъ въ руки эти древнія книги, то немедленно уподобляются дикимъ звѣрямъ и съ яростью нападаютъ на насъ. Пускаютъ въ ходъ противъ насъ разныя мучительныя орудія: посты, бдѣнія, утомительные труды, въ особенности же, покаянныя молитвы.

Для насъ все это — стрѣлы горящія, которыя обжигаютъ насъ, и мы не можемъ къ такимъ монахамъ приблизиться. И много разъ случалось такъ, что только одинъ такой распалаетъ себя чтеніемъ, и это всѣхъ насъ повергаетъ въ бѣгство. И много трудовъ и уловокъ требуется намъ, чтобы оторвать такого озвѣрѣвшаго монаха отъ чтенія книгъ!

Тогда опечаленный старецъ не ударжался, чтобы не спросить:

— А какіе пріемы вы примѣняете чаще всего для брани съ монахами нашего вѣка?

— Прежде всего мы всѣми силами стараемся увести монаховъ въ сторону отъ занятій духовныхъ, особенно же — отводить ихъ отъ чтенія духовныхъ книгъ. Ибо нѣтъ у монаховъ болѣе сильнаго оружія, чѣмъ эти закопченныя книги. Потому любой цѣной мы стараемся отучить монаховъ отъ привычки къ чтенію, навязываемъ имъ разные хлопоты и опутываемъ ихъ всякаго рода попеченіями: въ метохахъ — виноградниками и садами, рыбной ловлей, питейной торговлей, а тѣхъ, кто въ монастырѣ, воспитаніемъ дѣтей и сдачей внаемъ квартиръ мірянамъ, пріѣзжающимъ сюда на лѣто. Тѣ, кто попадаютъ въ наши сѣти, сидятъ какъ мухи въ паутинѣ. Они служатъ намъ во всемъ. И все же... пока мы не увидимъ, что тѣ ветхія книги окончательно забыты, или же что всѣ они сожжены, мы не можемъ быть спокойны. Эти книги, какъ острые иглы, всегда противъ насъ...

Въ это время ударили въ било къ утренѣ, и начальникъ демоновъ немедленно растаялъ какъ дымъ, а старецъ проснулся съ глубокой скорбью въ сердцѣ отъ того, что было ему открыто.

Когда все братія собралась въ церкви, старецъ со слезами повѣдалъ объ этомъ ужасающемъ видѣніи. А затѣмъ повелѣлъ записать этотъ случай для свѣдѣнія и пользы потомковъ.

Примѣчаніе.

Я думаю, что сегодня, когда къ намъ вошла Красная армія, ушли и эти 20,000. Они ушли въ пустыню, и, должно быть, очень удивились, когда увидѣли, что Красной арміи — ихъ союзнику, удалось за нѣсколько лѣтъ сдѣлать то, чего Черная армія не смогла сдѣлать за сто лѣтъ!

У преподобнаго Паисія была цѣлая школа ученыхъ монаховъ, которые писали книги день и ночь. Имъ мы обязаны тѣмъ, что имѣемъ на румынскомъ языкѣ большую часть книгъ святыхъ Отцовъ, переведенныя съ греческаго.

Часть этихъ книгъ была сожжена турками во время революціи 1821 года, но еще оставалось довольно.

Но пожаръ коммунизма сохранитъ-ли хоть одну малую духовную книжицу, написанную рукой преподобнаго Паисія и его учениковъ?

«Православный Путь» за 1989 годъ. С. 9-13.

 


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: