Митрополит Антонiй (Храповицкiй), Беседы православнаго священника съ унiатскимъ о заблуждениiяхъ латинянъ и унiатовъ греко-католиковъ (1922)

«Якоже единаго корене отрасли богосадны,

Сынъ и Духъ возсiяша: ибо Отецъ единовиновенъ есть,

безлѣтный безлѣтнымъ лицамъ единочестенъ»

(Изъ канона св. патрiарха ѴІ в. Германа

въ в честь первыхъ шести Вселенскихъ соборовъ. См. Минея 16 iюля).

 

БЕСѢДА ПЕРВАЯ

Уніатъ: Скажи мнѣ, прочиталъ-ли ты книжку нашего защит­ника Юлія Гаджеги[1] о правдѣ католической вѣры и о главенст­вѣ апостола Петра и пастырей римскихъ?

Православный: Дважды прочиталъ эту книжку и до сихъ поръ никогда не слышалъ, чтобы кто-нибудь осмѣлился правду защищать ложью.

Уніатъ: Какую нашелъ ты тамъ ложь?

Православный: Истины я тамъ не нашелъ, а лжи очень мно­го. Но такъ какъ я знаю, что будешь всякими лживыми хит­росплетеніями затемнять мои обличенія, то укажу тебѣ прежде всего на тѣ мысли, лживость которыхъ для всѣхъ очевидна, и когда авторъ той книги предлагалъ эти пустыя измышленія, то только надѣялся на невѣжество и простоту своихъ читателей.

Уніатъ: Думаю, что не онъ, а ты лжецъ и клеветникъ на автора той книжки. Укажи, какія измышленія въ той книжкѣ явно ложныя?

Православный: Сначала скажу не о главнѣйшихъ заблужде­ніяхъ уніатской и латинской вѣры, но о нелѣпѣйшихъ изъ нихъ. Читай на стр. 13 слѣдующія безстыдныя слова: «папа римскій Николай I, котораго и греческая и русская Церковь почитаютъ святымъ...» Я съ опредѣленной цѣлью прочиталъ всѣ наши святцы и великій Требникъ, но ни этого безстыднаго еретика, ни предшествовавшихъ ему Арія и Македонія не нашелъ тамъ, но зато нашелъ въ Требникѣ «Чинъ пріятія въ Церковь отъ ла­тинскія ереси приходящихъ» и эту ересь Николаеву повелѣваю­щій предать проклятію.

Уніатъ: На какую ересь укажешь у папы Николая I?

Православный: Николаеву ересь можно усмотрѣть въ томъ, что онъ исказилъ Символъ нашей божественной вѣры. Ибо Вто­рой Вселенскій соборъ сказалъ: «Отъ Отца исходящаго». Этотъ же папа Николай I, а за нимъ и всѣ латиняне, уніаты и лютеране и прочіе еретики западныхъ странъ, прибавили «и отъ Сына». И если бы эти слова не содержали въ себѣ никакой лож­ной мысли, то все-таки читающіе въ такомъ видѣ Символъ вѣры осуждены на отлученіе отъ Церкви, потому что Третій Вселенскій соборъ налагаетъ анаѳему (проклятіе) на всякаго, кто только дерзнетъ прибавить какое-нибудь слово къ Симво­лу. Поэтому папа Левъ III и Адріанъ, бывшіе на римскомъ пре­столѣ, осудили это новое и нелѣпое латинское ученіе и повѣ­сили на соборной стѣнѣ серебрянную доску, на которой написа­ли Символъ безъ этихъ безумныхъ словъ, чтобы никто никогда не прибавлялъ этихъ словъ: «и отъ Сына исходящаго». И такъ латиняне и уніаты уже за это Третьимъ соборомъ, то же, что и Святымъ Духомъ, прокляты.

Уніатъ: Не лжешь-ли ты на святой Третій соборъ?

Православный: Этотъ вопросъ я ожидалъ отъ тебя услы­шать, потому что таковъ нравъ латинянъ и уніатовъ. Когда ихъ неправда обнаружится, то говорятъ, что основаній, приводимыхъ противникомъ, нѣтъ въ догматахъ и канонахъ церковныхъ. Од­нако, «раскрой книгу, на которую я ссылаюсь, и читай: Третіего Всел. собора правило 7: По прочтеніи сего Символа Вѣры святой соборъ опредѣлилъ: «Да не будетъ позволено никому произно­сити или писати или слагати иную вѣру, кромѣ опредѣленныя отъ святыхъ Отцевъ въ Никеѣ градѣ, со Святымъ Духомъ со­бравшихся. А которые дерзнутъ слагати иную вѣру или представляти или предлагати хотящимъ обратитися къ познанію истины или отъ язычества, или отъ іудейства, или отъ какой бы то ни было ереси: таковые, аще будетъ епископъ, или при­надлежащіе къ клиру да будутъ чужды — епископъ — епис­копства, и клирики клира: аще же міряне — да будутъ преда­ны анаѳемѣ». — Правило II Всел. собора 1-е: «Святые Отцы, со­бравшіеся въ Константинополѣ, опредѣлили: да не отмѣняется Символъ Вѣры трехсотъ осминадесяти отцевъ, бывшихъ на со­борѣ въ Никеѣ, что въ Вифиніи, но да пребываетъ оный непре­ложенъ и да предается анаѳемѣ всякая ересь...»

Уніатъ: Слѣдовательно, мы сильно погрѣшаемъ, если одно слово внесли въ Символъ Вѣры?

Православный: Думаю, что злѣйшую погибель чрезъ тако­вую дерзость приносите, если бы даже и правильно было ваше ученіе о Святомъ Духѣ. Смотри, какъ христіане осмотрительно оберегали Символъ Вѣры. Пожелалъ благочестивый царь Юсти­ніанъ къ словамъ: «воплотившагося отъ Духа Святого и Маріи Дѣвы» не цѣлое слово, но полъ слова прибавить, говоря «прис­нодѣвы». Но этому, хотя и правильному измѣненію, св. Церковь воспротивилась и не допустила вписать его въ Символъ, но при­няла отъ Юстиніана молитву, которую на литургіи каждый день поемъ: «Единородный Сыне и Слове Божій...» и тамъ читаемъ «и Приснодѣвы Маріи». И если бы вы внимательно читали кни­гу, въ которой находятся постановленія Вселенскихъ соборовъ, вы бы не измѣняли ложно догматовъ.

Уніатъ: Какая эта книга? Мы ее не знаемъ.

Православный: Читай названіе ея: «Книга Правилъ св. Апос­толъ и Святыхъ Соборовъ Вселенскихъ и Помѣстныхъ и св. Отецъ».

Уніатъ: Развѣ все сказанное на помѣстныхъ соборахъ и св. Отцами истина есть?

Православный: Этого-ли не знаютъ учители паписты, что не всѣ ученія отеческія тамъ записаны, но только тѣ, которыя были утверждены Шестымъ и Седьмымъ Вселенскимъ соборомъ, также постановленія только девяти помѣстныхъ соборовъ, ко­торыя также Шестымъ и Седьмымъ Вселенскимъ соборомъ утверждены.

Уніатъ: Развѣ можетъ имѣть великую силу эта книга, если она никогда не была утверждена нашими папами?

Православный: Папы не только не утверждали и не имѣли права утверждать рѣшеній Вселенскихъ соборовъ, но сами со­борами были судимы. Такъ, на соборахъ папу Ливерія за арі­анство[2] и Гонорія за монофелитство[3] осудили и анаѳемѣ предали и вся Римская церковь этому вполнѣ подчинилась безъ всякаго возраженія. Однако, эту священную книгу латиняне всячески отъ своихъ скрываютъ, и когда свою унію насильственно вве­ли въ Карпатской и Преднѣпровской Руси, то и отъ тѣхъ прель­щенныхъ эту книгу скрыли, чтобы они не знали истинной вѣры и тѣхъ многихъ проклятій, которымъ подлежатъ ваши пастыри и всѣ римско-католики и уніаты, потому что за субботній постъ и безбрачіе клириковъ и за колѣнопреклоненіе въ дни недѣль­ные и въ св. Пасху и за употребленіе въ пищу во время поста молока и яицъ и за прочія иныя вины они преданы проклятію на св. соборахъ.

Уніатъ: Говоря такъ дерзко, скажи, почему вы такъ почита­ете эту книгу?

Православный: Потому, что она есть учительница вѣры хрис­тіанской, потому что невозможно узнать Божественную Библію, т.е. Новый и Ветхій Завѣты и отличить отъ многихъ отвержен­ныхъ и ложныхъ еретическихъ Евангелій и посланій, если бы не Шестой соборъ и предшествовавшіе ему помѣстные соборы, какъ, напримѣръ, Лаодикійскій и др. научили насъ, какія изъ книгъ истинныя, нынѣ внесенныя въ Св. Библію, а какія лож­ныя.

Уніатъ: Тотъ соборъ, который вы называете Шестымъ не есть Шестой, но Трульскій пято-шестой и мы, римско-католики и уніаты, его не принимаемъ, также какъ и 9 помѣстныхъ.

Православный: Я хорошо знаю это ваше безуміе и ложь. Но какимъ образомъ вы можете отвергать этотъ соборъ, принимая Седьмой соборъ, который первымъ своимъ правиломъ утвердилъ и правила Трульскаго собора и утвержденные имъ девять по­мѣстныхъ соборовъ, и апостольскія и отеческія правила и, сверхъ того, присоединилъ слѣдующія слова объ Отцахъ и со­борахъ: Всѣ отъ Единаго и того-же Духа бывъ просвѣщены, по­лезныя узаконили, и кого они предаютъ анаѳемѣ, тѣхъ и мы анаѳематствуемъ, и кого изверженію, тѣхъ и мы извергаемъ, и кого отлученію — тѣхъ и мы отлучаемъ. Поэтому слѣдуетъ всякому христіанину имѣть книгу Св. Соборовъ и читать съ усердіемъ, вамъ же — еретикамъ — надлежитъ знать, что вы не только изъ-за искаженія догмата о Св. Духѣ, но и по мно­гимъ другимъ провинностямъ, отлучены отъ Церкви и отъ спа­сенія Шестымъ и Седьмымъ соборомъ до тѣхъ поръ, пока не покаетесь и не придете въ соединеніе съ нею.

Уніатъ: Ты такъ восхваляешь книгу Вселенскихъ Соборовъ, что будто бы безъ нея неразумно вѣровать и въ Св. Евангеліе. Мы же, католики и уніаты вѣруемъ всему, что содержится въ Св. Библіи, хотя и не принимаемъ постановленій Трульскаго со­бора.

Православный: Въ этомъ-то и заключается ваше безуміе, что вѣра ваша построена на пескѣ, не имѣя твердаго основанія. Ибо хотя и говорите, что имѣете двадцать латинскихъ соборовъ, но они составлены были уже послѣ вашего изверженія изъ лона святой Церкви. Тѣхъ же лживыхъ соборовъ я не знаю, думаю же, что болѣе тысячи пятисотъ лѣтъ отъ Рождества Христова ни одинъ изъ вашихъ соборовъ не могъ дать свидѣтельства о книгахъ Ветхаго и Новаго Завѣтовъ и потому являетесь подоб­ными еретикамъ-лютеранамъ, которые до настоящаго времени не могутъ отвѣтить въ свое оправданіе, если бы кто-нибудь спросилъ у нихъ, почему они вѣруютъ св. четыремъ Евангелі­ямъ и прочимъ книгамъ нашей Библіи, осужденныя же собора­ми нашими книги отвергаютъ, хотя соборовъ самихъ не прини­маютъ.

Уніатъ: И я ничего не могу тебѣ отвѣтить, почему мы семь соборовъ принимаемъ, утвержденые же ими девять помѣстныхъ соборовъ и 85 правилъ св. Апостоловъ отвергаемъ, такъ же, какъ пято-шестой соборъ, но я вижу, что ученіе уніатское и ла­тинское объ исхожденіи Духа Святого отъ Отца и Сына назы­ваете ересью не потому, что оно ложно, но только изъ-за того, что мы придерживаемся его вопреки соборному постановленію, чтобы ни единаго слова къ Символу Вѣры не прибавлять.

Православный: Да, скажу тебѣ, если бы и такъ было это, вы были бы отвержены отъ святой Церкви, но и, кромѣ того, великую неправду содержитъ это ваше ученіе объ исхожденіи Св. Духа и отъ Сына.

Уніатъ: Этого я никогда отъ православныхъ не слышалъ и думаю, что никакимъ образомъ невозможно это доказать. Въ указанной же книжкѣ Гаджеги всѣ слова Божественнаго Писа­нія о Святомъ Духѣ указаны.

Православный: Нѣтъ, другъ, лжешь ты или лжетъ твой Гаджега, или оба вы лжете. Ибо Гаджега лукаво умолчалъ о сло­вахъ Св. Писанія, обличающихъ его ересь, а также и о бывшихъ въ Церкви дѣлахъ и словахъ отеческихъ, противныхъ вашей ереси. И до того доходитъ въ своемъ лукавствѣ, какъ и вооб­ще всѣ латинскія учители, что если, по ихъ мнѣнію, извѣстное мѣсто изъ св. книгъ благопріятно для нихъ, приводятъ его цѣ­ликомъ подрядъ и указываютъ, въ какой главѣ Св. Писанія оно находится или въ какой книгѣ церковныхъ лѣтописей. Если же лживо ссылаются на священныя книги, то не указываютъ ни книги, ни правилъ соборныхъ. Пишетъ, напримѣръ, что русскій патріархъ Никонъ сократилъ молитвы на св. литургіи, что Шес­той соборъ запретилъ клирикамъ носить длинные волосы, что митрополитъ Россійскій Филаретъ говорилъ и то, и другое, но въ какой книгѣ, или въ какомъ правилѣ — объ этомъ молчитъ, потому что говоритъ ложь. Да и Шестой соборъ не въ 629 году былъ, какъ въ книгѣ сказано, а въ 680 году и тогда не уста­новлено было ни одного канона, а каноны установлены на со­борѣ 692 г., который мы тоже называемъ Шестымъ, а латиня­не, какъ уже сказано было, совершенно его отвергаютъ.

Уніатъ: Вижу, что не хочешь привести мнѣ слова Св. Писа­нія, въ которыхъ вы находите осужденіе нашего ученія объ ис­хожденіи Св. Духа отъ Сына.

Православный: Открой повѣствованіе трехъ Евангелій о кре­щеніи Христовомъ, а изъ четвертаго возьми слова св. Предтечи о томъ же и читай прежде по Марку: «Прійде Іисусъ отъ На­зарета Галилейскаго и крестися отъ Іоанна во Іорданѣ, и абіе, восходя отъ воды, видѣ разводящаяся небеса и Духъ, яко го­лубь, сходящъ нань» (1, 10), или читай по Іоанну: («И свидѣтельствова Іоаннъ глаголя: азъ видѣхъ Духа сходяща яко го­лубя съ небесе, и пребысть на Немъ. Азь не видѣхъ Его, но пославый мене крестити въ водѣ, Той рече, на Него же узриши Духа сходяща и пребывающа на Немъ, Той есть крестяй Духомъ Святымъ» (1, 32-33). Если бы Духъ Святой исходилъ отъ Отца и Сына, какъ бы Онъ могъ сходить на Сына Божія? Но Сыну Отецъ даетъ Духа, что подтвердилъ и св. Предтеча, говоря о Сынѣ: «Его же посла Богъ, глаголетъ словеса Божія, ибо не въ мѣру даетъ Богъ Духа. Отецъ бо любитъ Сына и вся предаде въ руцѣ Его» (Іоан. 1-3, 34-35). Не безумствуете-ли, ког­да проповѣдуете объ исхожденіи Духа отъ Сына Божія? Если Духъ отъ Сына исходитъ, какимъ образомъ опять на Сына нис­ходитъ? Найдете-ли, чтобы гдѣ-нибудь было сказано, что Духъ на Бога Отца сошелъ, отъ Котораго Духъ дѣйствительно исхо­дитъ?

Уніатъ: Станешь-ли ты отрицать слова Господни: «Егда же пріидетъ Утѣшитель, Его же Азъ послю вамъ отъ Отца, Духъ Истины, иже отъ Отца исходитъ» (Іоан. 15, 26)?

Православный: Эти слова внесъ въ свою книжку и Гадже­та, и при помощи многихъ лживыхъ измышленій пытается обос­новать ту мысль, что Духъ Святый и отъ Сына исходитъ, меж­ду тѣмъ здѣсь высказывается истина, совершенно протиполож­ная этому ученію. Если бы и отъ Сына исходилъ Святый Духъ, зачѣмъ было присоединять эти слова: «Его же Азъ послю вамъ отъ Отца», и опять: «иже отъ Отца исходитъ». Если бы латинское ученіе было правильно, сказалъ бы Господь: «иже отъ Отца и отъ Мене исходитъ».

Уніатъ: Но если Духъ Святой не исходилъ отъ Сына, какимъ образомъ Сынъ Его посылаетъ?

Православный: На это найдешь отвѣтъ въ тѣхъ же словахъ: посылаетъ отъ Отца, какъ и выше въ той же бесѣдѣ говоритъ Господь: «Азъ умолю Отца, и иного утѣшителя дастъ вамъ, да пребудетъ съ вами во вѣкъ, Духъ истины...» (Іоан. 14, 16), и еще: «Утѣшитель же Духъ Святый, Его же пошлетъ Отецъ во имя Мое, Той научитъ васъ...» (14, 26). Если же Ты спросишь, поче­му Христосъ обѣщался послать Духа въ то время, какъ Духъ не отъ Него исходитъ, то это похоже на то, какъ если бы ка­кой-нибудь царь упросилъ бы другого царя, чтобы онъ послалъ своего брата въ какую-нибудь страну. Тогда бы первый могъ сказать, что онъ послалъ отъ того царя брата его. Итакъ, знай, что Святый Духъ отъ одного Отца исходитъ въ томъ смыслѣ, что посредствомъ этого исхожденія отъ этого одного свое бы­тіе получаетъ, Отцемъ же и Сыномъ посылается людямъ; и не только Сыномъ, но и архіереями подается молящимся, какъ пи­шется въ Дѣяніяхъ: «видѣвъ же Симонъ яко возложеніемъ рукъ апостольскихъ подается Духъ Святый, принесе имъ сребро...» (8, 18). Итакъ, скажешь-ли, что Духъ Святый не только отъ Отца исходитъ, но и отъ Отца и Сына и отъ Апостоловъ? Горе тво­ему неразумію!

Уніатъ: Этихъ словъ я не зналъ, или — точнѣе сказать — забылъ, такъ какъ на нихъ не указываютъ намъ учителя наши.

Православный: Вотъ, не только на саддукеяхъ, но и на ла­тинянахъ сбываются слова Господни: «заблуждаетесь, не вѣдуще писаній, ни силы Божіей» (Матѳ. 22, 29), и опять: «взясте ключи разумѣнія, сами не входите, ниже входящимъ даете внити».

Уніатъ: Я тоже скорблю о томъ, что наши священники и сами не читаютъ Св. Писанія и мірянамъ читать не позволяютъ.

Православный: Мірянамъ читать воспрещаете, чтобы они не обличали вашихъ ересей, сами же, читая — трудитесь напрас­но, ибо искажаете Св. Писаніе, дабы возможно было оправдать свое лжеученіе. Смотри, какими безумными словами твой Гадже­та отвѣчаетъ православному и заставляетъ латинянъ и всѣхъ протестантовъ говорить: «Отъ Отца и Сына исходящаго».

Уніатъ: Если это ученіе настолько безумно и несогласно съ Св. Писаніемъ, почему просвѣщеннѣйшая Европа его придержи­вается?

Православный: Изъ-за своей гордости. Когда это ученіе воз­никло, западная Европа была очень невѣжественная, а могу­щественнѣйшій царь Карлъ Великій, будучи приверженцемъ это­го лжедогмата, захотѣлъ распространить его всюду. Поэтому и паписты, по человѣкоугодію, приняли это лжеученіе, поставивъ ни во что святые соборы, особенно изъ-за желанія унизить ихъ, и за то были прокляты св. Православной Церковью.

Уніатъ: Помнишь-ли ты, какъ нашъ вѣроучитель Гаджега примиряетъ это ученіе съ соборнымъ?

Православный: И не примиряетъ и примирить не можетъ. Онъ придумываетъ смѣхотворныя объясненія, говоря, что этого не­честиваго ученія о Св. Духѣ придерживались и соборные отцы, но не внесли его въ Символъ Вѣры изъ боязни, чтобы еретикъ Македоній съ духоборцами не сталъ говорить, что и соборъ ис­повѣдуетъ Духа тварью Сына Божія, какъ ложно учатъ ерети­ки (стр. 40). Но если бы соборъ только Македонія дѣйствитель­но опасался, то не скрывалъ бы истины, но въ порядкѣ ее бы предложилъ, подобно тому, какъ и отцы ІѴ-го собора изрекли о соединеніи естествъ въ Сынѣ Божіемъ противъ монофизитовъ и подробно опредѣлили: «неслитно, неизмѣнно, нераздѣльно, не­преложно». И если бы латинское ученіе объ исхожденіи Св. Духа содержалъ соборъ, то не скрывая ни единаго слова, по­дробно это изложилъ бы. Думая же, что нелѣпое разсужденіе объ этомъ соборѣ латинянъ и сами латиняне не принимаютъ, но, не будучи въ состояніи сказать что-либо въ защиту своей ере­си, приводятъ его.

Уніатъ: Однако, тотъ же Гаджега приводитъ благопріятст­вующія латинскому ученію слова св. Кирилла Іерусалимскаго и Іоанна Дамаскина.

Православный: Слова эти я читалъ, но ничего благопріятна­го для латинскаго ученія я не нашелъ въ нихъ. Эти отцы го­ворятъ, что и Сынъ имѣетъ все, что имѣетъ Отецъ. Изъ этихъ словъ латиняне дѣлаютъ ложный выводъ: если Сынъ все имѣ­етъ, то и Духу даетъ бытіе черезъ исхожденіе. Но тогда мож­но было бы сказать: такъ какъ Духъ тоже все имѣетъ, какъ Отецъ, то и Духъ рождаетъ Сына и Сынъ рождаетъ Сына и другія безсмысленныя слова.

Уніатъ: Полагаю, что если и неправильно наше ученіе о Св. Духѣ, то нельзя назвать его погибельнымъ, такъ какъ ни од­ной христіанской добродѣтели не умаляетъ и въ грѣхъ людей не вводитъ.

Православный: Я уже сказалъ тебѣ, что грѣхъ въ томъ за­ключается, что попрали заповѣдь Господню о послушаніи Церк­ви дерзостно посягнувши на священный Символъ Церкви и не принося въ томъ покаянія. Поэтому-то и извержены отъ святой Церкви и на васъ падаютъ страшныя Христовы слова: «аще-ли Церковь преслушаетъ, буди тебѣ, якоже язычникъ и мытарь». Такъ и паденіе прародителей не потому повлекло за собою та­кое зло, что плодъ, который они вкусили, былъ ядовитъ, но по­тому что преступили заповѣдь Божію, какъ и ап. Павелъ гово­ритъ: «преслушаніемъ единаго грѣшни бышала мнози» (Рим. 5, 19). Поэтому наибольшая вина въ искаженіи догмата это непос­лушаніе, отторгнувшее латинянъ и уніатовъ отъ Бога, какъ и Адамовъ грѣхъ. Однако, сказалъ я тебѣ, что искаженіе догма­та всегда влечетъ за собою недоразумѣніе относительно добро­дѣтели, какъ, напримѣръ, Македоніева ересь уменьшаетъ рев­ность ея послѣдователей о духовной жизни. Однако, объ этомъ скажемъ, когда разсмотримъ главнѣйшія латинскія ереси и уні­атскіе прегрѣшенія изъ-за которыхъ они были отторжены отъ св. Церкви.

Уніатъ: Если осмѣливаешься называть насъ отторженными отъ Церкви, прочту тебѣ слѣдующія слова изъ книжки Гаджеги: «когда сильный вѣтеръ отрываетъ отъ дерева сучекъ, тог­да нельзя сказать, что дерево оторвалось отъ сучка» (стр. 11). Греческая Церковь, а за ней въ 12 вѣкѣ и Русская оторвались отъ своей матери единой католической церкви (стр. 18).

Православный: Какимъ образомъ дочь оказалась матерью, а мать дочерью? Ибо мать всѣхъ церквей есть Церковь Іеруса­лимская, какъ и воспѣваемъ мы на воскресныхъ вечерняхъ: «ра­дуйся Сіоне святый, мати церквей, Божіе жилище, ты бо пріялъ еси первѣе отпущеніе грѣховъ Воскресеніемъ». Почему же цер­ковь римская называется деревомъ, а остальныя вѣтками? Вѣт­ки вырастаютъ отъ дерева, а отъ римской только западно-европейскія церкви получили начало, и то не всѣ, ибо Галлія была просвѣщена Востокомъ, Испанія апостолами Іаковомъ и Павломъ, а не римскими папами.

Уніатъ: Потому такъ говорю, что паства нашего папы вдвое, а можетъ быть и втрое больше православныхъ, а дерево боль­ше, чѣмъ вѣтви.

Православный: Но никогда не бываетъ, чтобы дерево роди­лось отъ вѣтки, какъ и Римская церковь отъ Іерусалимской. Од­нако, многолюдство ея не можетъ служить оправданіемъ, ибо знаемъ и такія времена, когда аріанъ было больше, нежели пра­вославныхъ, также и моноѳелитовъ и иконоборцевъ. Были и та­кія лютыя времена, когда и римскіе папа Гонорій и три восточ­ныхъ патріарха оказались единовольниками, или моноѳелитами, и только преп. Максимъ Исповѣдникъ съ немногими учителями оставались православными и не хотѣлъ причащаться съ едино­вольниками. Ему говорили въ то время, когда онъ былъ за исти­ну заключенъ въ темницу: «Смотри, уже три патріарха съ моноѳелитами причащаются», что онъ сказалъ? «Аще и вся все­ленная, говоритъ онъ, — причастится съ ними, азъ единъ не причащуся». Кто же въ тѣ времена оставался въ истиной Церк­ви, Максимъ или его противники многочисленные?

Уніатъ: Долженъ сознаться, что Максимъ, хотя я и не слы­шалъ никогда о томъ, что ты говоришь.

Православный: Вообще, ты мало добраго слышалъ, какъ и другіе латиняне и уніаты. Ибо не изслѣдуютъ ни Св. Писанія, ни отеческихъ твореній, ни житій святыхъ и молитвъ, но только свои латинскія басни, которыя они позаимствовали отъ папис­товъ римскихъ и позднѣйшихъ западныхъ писателей, какъ, на­примѣръ, Ансельма, Ѳомы Аквината, Ломбарда и проч., которые черпаютъ основанія для себя не въ писаніяхъ Божественныхъ отцовъ, но у языческаго философа Аристотеля, какъ говоритъ о нихъ русскій богословъ князь Курбскій, который за триста лѣтъ до нашего времени писалъ объ этомъ князю Острожскому.

Уніатъ: Все-таки думаю, что греко-россійская Церковь и вѣра ни коимъ образомъ не могутъ называться вселенскими, по­тому, что не имѣютъ общаго для всей Церкви начальника, какъ мы, ибо всѣ католики подчиняются одному папѣ.

Православный: Прежде всего, никогда не дерзай называть нашу Церковь Греко-россійской, потому что входятъ въ составъ Православной Церкви шесть патріархій; изъ нихъ одна Россій­ская и одна Греческая. Прочія четыре слѣдующія: двѣ арабскія, одна сербская и одна греко-арабская въ Александріи. Сверхъ того, имѣется еще великая по многому числу архіереевъ и мі­рянъ, церковь румынская. И если бы мы, русскіе люди, больше прежняго прогнѣвили Господа, а также и греки, то не останет­ся ни одного русскаго и ни одного грека въ Православной Церк­ви Христовой, Церковь Православная все же пребудетъ во вѣки, каковой была она отъ временъ апостольскихъ и пребываетъ до­нынѣ.

Уніатъ: Пребываетъ, не имѣя общей главы.

Православный: Имѣемъ общую главу — Господа Іисуса Хрис­та, о Которомъ говоритъ апостолъ въ посланіяхъ къ Ефесянамъ и Колоссянамъ: «Вся покори подъ нозѣ Его» (Ефес. 2, 22), и еще: «Христосъ глава Церкви и Той есть Спаситель тѣла. Но якоже церковь повинуется Христу, такожде...» (Ефес. 5, 23).

Уніатъ: Христосъ вознесся на небо, а Церковь поручилъ пас­ти Петру, а Петръ — римскимъ папамъ.

Православный: Объ этихъ римскихъ басняхъ устроимъ съ тобою другую бесѣду, теперь же тебѣ скажу, что св. Апосто­лы предписали (Прав. 34-е) и Вселенскіе соборы повелѣваютъ, чтобы епископы всякаго народа одного изъ нихъ считали гла­вой, для всей же Вселенской Церкви не сказано ни о какой гла­вѣ, кромѣ Господа Іисуса Христа.

 

БЕСѢДА ВТОРАЯ

Православный: Объ извращеніи вами Символа Вѣры и объ отпаденіи Римской церкви отъ Христова тѣла мы довольно бе­сѣдовали; нынѣ время бесѣдовать о главенствѣ въ Церкви, ко­торое вы ложно усвоили своимъ папамъ.

Уніатъ: Объ измѣненіи Символа Вѣры ты побѣдилъ меня, а здѣсь будешь побѣжденъ, ибо не мы выдумали слова Еванге­лія: «Ты еси Петръ, и на семъ камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ ей; и дамъ ти ключи Царства Небеснаго; и еже аще свяжеши на земли, будетъ связано на небесѣхъ; и еже аще разрѣшиши на земли, будетъ разрѣшено на небесѣхъ» (Матѳ. 16, 16-19).

Православный: Слова эти мы разберемъ, но прежде скажу тебѣ, что они изречены Петру, а не римскимъ папамъ.

Уніатъ: Но Петръ былъ епископомъ въ Римѣ и всю власть свою передалъ своимъ преемникамъ.

Православный: Онъ же былъ и въ Антіохіи, и патріархи ан­тіохійскіе тоже считаютъ себя его преемниками и имѣютъ пе­чать съ изображеніемъ Петра и Павла. Если ты даже желаешь считать Петра епископомъ Рима, что все-таки сомнительно, то ни откуда не докажешь что не только епископскую власть, но и всѣ свои дарованія онъ передалъ своимъ преемникамъ. Такъ, Іоанна Господь наименовалъ сыномъ Пресвятой Богородицы, но его преемники въ Церкви Ефесской того званія не имѣли; апос­толъ Іаковъ наименованъ столпомъ Церкви, и онъ, а не Петръ, предсѣдательствовалъ на соборѣ Апостоловъ въ Іерусалимѣ, ибо былъ тамошній епископъ; онъ изрекъ постановленіе собора, какъ предсѣдатель, о томъ смотри въ Дѣяніяхъ (15, 13-22). Од­нако, никто не требуетъ, чтобы Іерусалимскій епископъ былъ предсѣдателемъ всѣхъ соборовъ и предлагалъ соборное поста­новленіе.

Уніатъ: Ты меня удивляешь. Всегда собесѣдники соглаша­лись съ нами о главенствѣ папъ во всей Церкви, когда согла­шались съ нашимъ ученіемъ о главенствѣ Петра и объ его епис­копствѣ въ Римѣ.

Православный: И о первенствѣ Петра я не согласенъ, но о томъ скажемъ послѣ, а теперь скажу, что многія церкви имѣ­ли епископами апостоловъ, но ихъ преемники, кромѣ епископской власти, не получили ихъ дарованій. Господь сказалъ и Филиппу съ Наѳанаиломъ: «Узрите небо отверсто и ангелы Божіи восходящыя и нисходящыя надъ Сына Человѣческаго» (Іоан. 1, 51). Однако, ихъ преемники въ Церквахъ Азійскихъ сего не удосто­ились.

Уніатъ: Тогда читай по книжкѣ Гаджеги, что власть рим­скихъ епископовъ, яко преемниковъ Петра, признавалась всею Церковью.

Православный: А я знаю, что не признавалась. Читалъ я у твоего Гаджеги, что «Петръ училъ въ Римѣ, яко епископъ. Тоже каждый наслѣдникъ его на римскомъ престолѣ имѣетъ, какъ и онъ имѣлъ, первенство въ Церкви». Откуда онъ взялъ это — тоже я не знаю.

Уніатъ: А дальше что пишетъ Гаджега: «И сіе признаетъ вся Церковь».

Православный: Это онъ пишетъ, а приводитъ затѣмъ слова св. Отцовъ, вовсе не подтверждающихъ того, или приводитъ слова ложныя, которыя св. Отцы не говорили и не писали, на­примѣръ, св. Игнатій Богоносецъ не называлъ римскаго еписко­па главою всѣхъ церквей, а что Церковь Коринѳская запраши­вала у св. Климента Римскаго совѣта въ дѣлахъ церковныхъ, то сіе не есть главенство, ибо и св. Василія Великаго множайшія церкви спрашивали о догматахъ и канонахъ и полагались на его рѣшеніе, о чемъ можешь читать въ Книгѣ Правилъ, так­же и къ Аѳанасію Александрійскому.

Уніатъ: А дальше написано, что отцы на ІѴ-мъ Вселенскомъ соборѣ называютъ папу головою всѣхъ церквей.

Православный: Четвертый соборъ того не говорилъ; если же сіе восклицали нѣкоторые отцы, то были обычные комплимен­ты, восхвалявшіе мудрость св. Льва, римскаго папы, а не папс­кую власть. Знаешь-ли, какой титулъ отъ древнѣйшихъ временъ имѣютъ патріархи Александрійскій и Антіохійскій?

Уніатъ: Не знаю.

Православный: А если бы зналъ, то ни ты, ни твой Гадже­та не говорили бы глупостей о папской власти. Слушай же: въ титулѣ Патріарха Константинопольскаго говорится: архіепископъ Константинополя, Новаго Рима и Патріархъ Вселенной, а въ ти­тулѣ Антіохійскомъ: пастырь пастырей архіерей архіереевъ, — въ титулѣ же Александрійскаго Патріарха тѣ же слова, да еще и больше — тринадцатый апостолъ и судія вселенскій.

Уніатъ: Но такихъ словъ нѣтъ даже и въ папскомъ титулѣ.

Православный: Зато мнѣ и смѣшно читать Гаджегу, когда онъ думаетъ доказать власть папъ, указывая на то, что оби­женные епископы обращаются иногда къ его защитѣ. А знаешь, кто обратился къ суду судіи вселенскаго, т.е. Патріарху Алек­сандрійскому? Самъ императоръ, когда поссорился съ Патріар­хомъ Константинопольскимъ Сергіемъ. И если многіе отцы на Четвертомъ соборѣ, заслушавъ посланіе св. Льва, восклицали, что самъ Петръ говоритъ его устами, то здѣсь похвалялась мудрость св. Льва, какъ обличителя монофизитовъ, а вовсе не власть папская. О Златоустѣ отцы говорили и писали, что его уста — уста Христовы, но никто не думалъ именовать его и его преемниковъ въ Царьградѣ единственными намѣстниками Христа.

Уніатъ: А если такъ, то зачѣмъ бы сталъ Гаджета видѣть въ этихъ восклицаніяхъ первенство папы?

Православный: Ясно, почему. Никакихъ соборныхъ изреченій о главенствѣ папы онъ не могъ подыскать, то пришлось соби­рать восклицанія и комплименты да надѣяться, что читатели не знаютъ, какъ такія же восклицанія и комплименты обращаемы были и не къ папамъ, а къ другимъ патріархамъ и епископамъ.

Уніатъ: Но если ты отрицаешь власть папъ надъ всею Цер­ковью и сохраненіе ими власти Петровой, то на чемъ же осно­вывалось ихъ первенство среди пяти патріарховъ?

Православный: Это пояснено уже не восклицаніями отдѣль­ныхъ святителей, а прямымъ и яснымъ постановленіемъ Вселен­скихъ соборовъ Второго, Третьяго и Четвертаго, который опи­рается на тѣ два, въ 28 Правилѣ: «во всемъ послѣдуя опредѣ­леніямъ святыхъ Отецъ, мы опредѣляемъ и постановляемъ о преимуществахъ святѣйшей Церкви того же Константинополя Новаго Рима: ибо престолу Ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества, поелику то былъ царствующій градъ. Слѣдуя тому же побужденію и сто пятьдесятъ боголюбезнѣйшіе епископы (т.е. Второй Вселенскій соборъ), предписавши равныя пре­имущества святѣйшему престолу Новаго Рима, праведно разсу­дивъ, да градъ, получившій честь быть градомъ царя и синкли­та, и имѣющій равныя преимущества съ ветхимъ царственнымъ Римомъ, и въ церковныхъ дѣлахъ будетъ вторымъ по немъ».

Уніатъ: Папа этого правила не утвердилъ.

Православный: Не папа утверждалъ соборы, а соборы папъ и возвеличивали и низлагали, и проклятію предавали еретиковъ между папами. Да не въ томъ и дѣло, а въ томъ, что здѣсь приведено свидѣтельство не только Четвертаго собора, но и Второго, да еще основаннаго «на ученіи древнѣйшихъ отцовъ». Римъ возвеличенъ среди другихъ архіерейскихъ престоловъ не потому, что папъ считали носителями власти Петра (также из­мышленной позднѣйшими латинянами), а потому, что онъ былъ столицею царя, а въ столицу люди съѣзжаются по дѣламъ и оттуда удобнѣе вести управленіе своимъ округомъ, но вовсе не всею Церковью, которой Единый Глава есть Христосъ.

Уніатъ: Неужели духовная власть должна слѣдовать граж­данскому порядку, гдѣ царь, тамъ и высшіе іерархи?

Православный: Собственно духовная высшая власть есть власть епископа: онъ посвящаетъ священниковъ, освящаетъ храмы, отлучаетъ отъ Церкви нераскаянныхъ и проч., а митро­политы и патріархи поставляются для сохраненія порядковъ. Они собираютъ соборы и предсѣдательствуютъ на соборномъ избраніи и опредѣленіи новыхъ епископовъ, на соборныхъ об­сужденіяхъ предметовъ вѣры, но совершаютъ все это соборы епископовъ, а не патріархи и не папа.

Уніатъ: Докажи мнѣ постановленіями соборовъ, что преимущества іерарховъ заключаются въ рѣшеніи такихъ внѣшнихъ дѣлъ и что поэтому они поставляются въ столицахъ и въ окружныхъ городахъ.

Православный: Изволь, — вотъ тебѣ 9-е правило Антіохій­скаго собора, коего постановленія утверждены VI и VII Вселен­скими соборами: «Въ каждой области епископамъ должно вѣдати епископа, въ митрополіи начальствующаго, и имѣющаго по­печеніе о всей области, такъ какъ въ митрополію отовсюду стекаются всѣ имѣющіе дѣла». Итакъ преимущества этихъ іерар­ховъ передъ другими зависятъ не отъ другихъ причинъ, а отъ удобства сообщенія съ главными городами.

Уніатъ: Итакъ, Римъ только по сей причинѣ возвеличенъ на­равнѣ съ Константинополемъ?

Православный: Да, конечно. Впрочемъ, мы знаемъ одно воз­величеніе града по духовнымъ причинамъ. Но это касается не Рима, а Іерусалима, хотя онъ не былъ ни главнымъ городомъ въ государствѣ, ни въ большомъ округѣ, но былъ матерью Церквей, а потому вотъ что постановили о семъ соборы: Пер­ваго Вселенскаго собора правило 7-е: «Понеже утвердися обык­новеніе и древнее преданіе, чтобы чтити епископа, пребывающа­го въ Еліи, то да имѣетъ онъ послѣдованіе чести съ сохране­ніемъ достоинства, присвоеннаго митрополіи». То же говорится въ 36-мъ правилѣ ѴІ-го собора. Елія — есть Іерусалимъ, такъ названный послѣ іудейскаго возстанія. Видишь, здѣсь не за зна­менитость города, а за святость его возвеличенъ епископъ «по древнему преданію».

Уніатъ: А есть-ли хоть одно правило, которое указываетъ, что папы не имѣютъ власти надъ прочими церквами?

Православный: А ты думаешь, нѣтъ? Вотъ твой Гаджега ссылается на св. Тарасія Константинопольскаго патріарха (VIII вѣка), что онъ писалъ къ Адріану папѣ, какъ къ содержащему престолъ апостола Петра, но вѣдь св. Тарасій не только не признаетъ за папой преимуществъ Петра, но въ этомъ самомъ посланіи, притомъ утвержденномъ ѴІІ-мъ Вселенскимъ соборомъ, требуетъ, чтобы папа прекратилъ симонію. Еще сильнѣе пока­залъ свою власть надъ папами соборъ Карѳагенскій, котораго постановленія утверждены ѴІ-мъ и ѴІІ-мъ Вселенскими соборами; онъ составилъ и послалъ папѣ нарочитое каноническое посла­ніе, требуя, чтобы онъ не вмѣшивался въ дѣла Церкви Карѳагенской и, въ частности, не принималъ бы жалобъ на мѣстныхъ епископовъ, ибо, если найдутся такіе наглые люди, которые будутъ обращаться съ жалобами къ папѣ, то будутъ лишаемы своего сана. Вотъ твой Гаджега приводитъ примѣръ, когда кто приносилъ папамъ жалобы, но умалчиваетъ о томъ, что за это жалобщиковъ соборы строго наказывали. Итакъ, эти случаи жа­лобъ были или частными письмами, или злоупотребленіями.

Изъ Каноническаго посланія Карѳагенскаго собора къ Келестину, папѣ Римскому. «Умоляемъ васъ, господине брате, дабы вы впредь не допускали легко до вашего слуха приходящихъ от­селѣ и не соизволяли впредь пріимати въ общеніе отлученныхъ нами; ибо твоя досточтимость удобно обрящетъ, яко сіе самое опредѣлено и Никейскимъ соборомъ (т.е. Первымъ Вселенскимъ).

Разумно и праведно призналъ онъ, (т.е. Первый Всел. соборъ), что какія бы ни возникли дѣла, онѣ должны оканчиваемы быти на своихъ мѣстахъ. Ибо отцы судили, что ни для единыя облас­ти не оскудѣваетъ благодать Святаго Духа, чрезъ которую правда іереями Христовыми и зрится и содержится твердо, и наипаче, когда каждому, аще настоитъ сомнѣніе о справедли­вости рѣшенія ближайшихъ судей, позволено приступати къ со­борамъ своея области, и даже ко Вселенскому собору. Развѣ есть кто-либо, который повѣрилъ бы, что Богъ нашъ можетъ единому нѣкоему вдохнути правоту суда, а безчисленнымъ іере­ямъ, сошедшимся на соборъ, откажетъ въ ономъ».

И такъ не соизволяйте, по просьбѣ нѣкоторыхъ, посылать сюда вашихъ клириковъ изслѣдователями, и не попускайте сего, да не явимся мы вносящими дымное надменіе мира въ Церковь Христову, которая желающимъ зрѣти Бога приноситъ свѣтъ простоты и день смиренномудрія».

Уніатъ: Какъ бы то ни было, но Церковь должна имѣть на землѣ видимую главу, ибо Христосъ, какъ пишетъ Гаджега, хотя и считается Главою Церкви, но «Глава невидимая, и, хотя Онъ и былъ съ Апостолами, но вознесся на небо и съ тѣхъ поръ Апостолы управляли Церковью подъ водительствомъ Пет­ра». И далѣе онъ пишетъ: «Церковь подобна товариществу, а на землѣ товарищество не можетъ быть безъ одного главнаго уряд­ника. Такъ и Церковь маетъ мати должна иметь одного наивысшаго распоря­дителя, одну главу» (стр. 23, и 30).

Православный: Ты въ одинъ разъ сказалъ двѣ неправды. Товарищество часто бываетъ безъ урядника. Школяры изъ своей сре­ды не имѣютъ начальника, а правятъ ими учителя, которые въ сіе товарищество не входятъ, а живутъ особо. Вторая ваша ложь состоитъ въ томъ, что гоняясь за мірскими дѣлами, вы ослабѣ­ли въ вѣрѣ, и не можете принять, что Самъ Спаситель нашъ правитъ Церковью. «Се, Азъ съ вами есмь во вся дни до скон­чанія вѣка, аминь» – говоритъ Онъ предъ Вознесеніемъ на небо (Матѳ. 28, 20). Если бы вы читали священныя книги, а не ваши схизматическія басни, то знали бы по книгѣ Дѣяній, что Самъ Господь продолжаетъ управлять всею Церковью, а не Апосто­лы: Онъ является Петру передъ обращеніемъ Корнилія, посыла­етъ ангела, чтобы вывести апостоловъ изъ темницы, поручаетъ чрезъ ангела Филиппу идти на проповѣдь къ каженику Мурину. Онъ все время руководитъ Павломъ, являясь ему и въ Корин­ѳѣ, и въ храмѣ iерусалимскомъ. Много такихъ событій указано въ Дѣяніяхъ, а не меньше того въ посланіяхъ Петра и Павла, откуда мы узнаемъ, какъ должно учить и какъ поступать. По­тому мы говоримъ, что вѣруемъ во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, что должно вѣровать въ постоянное, хотя и невидимое, присутствіе въ ней и управленіе ею Господа Іисуса Христа, какъ Господь и говорилъ Апостоламъ, отходя на страданія: «Не оставлю васъ сиры, пріиду къ вамъ» (Іоан. 14, 18).

Уніатъ: Но былъ же въ Ветхомъ Завѣтѣ первосвященникъ, а Новый Завѣтъ лучше Ветхаго: за что же мы лишены види­маго главы Церкви?

Православный: То не есть лишеніе, а преимущество, и все это такъ ясно раскрылъ апостолъ Павелъ въ Посланіи къ ев­реямъ, какъ будто предвидѣлъ ваши латинскія измышленія и хитросплетенія. Вотъ слушай, что я прочитаю тебѣ изъ одного архіерейскаго посланія:

«Аще-ли паки возглаголютъ вамъ латины, яко подобаетъ въ Христовой Церкви единому быти первосвященнику и Христа, воз­несшагося отъ насъ на небо, замѣстителю, яко же и въ Ветсѣмъ Завѣтѣ единъ бысть первосвященникъ, то и сей глаголъ противенъ есть Божественному писанію, и такое лжесловесіе латинское провидѣвъ Павелъ апостолъ въ Посланіи своемъ ко евреомъ научаетъ насъ, яко преемникъ первосвященниковъ Вет­хаго Завѣта никто же инъ есть, но точію Господь нашъ Іисусъ Христосъ (Евр. 4, 14-16; 7, 23, 28), глаголетъ бо, яко іудейстіи «множайшіи священницы быта, зане смертію возбранени суть пребывати: Сей же, занеже пребываетъ во вѣки, непреступное (непреходящее) имать священство». Но и сіе провидѣ Божест­венный апостолъ, яко латины сице рещи имутъ (якоже и гла­голютъ выну) потребно намъ на земли имѣти намѣстника Хри­стова, зане Самъ Христосъ на небо отъиде, намъ же подобаетъ живаго имѣти первосвященника, о насъ ходатайствующа. На сію убо неправду отвѣщеваетъ апостолъ, сице продолжая глаголати о Христѣ: «тѣмъ-же и спасти до конца можетъ приходящихъ черезъ Него къ Богу, всегда живъ сый во еже ходатайствовати о нихъ (о людехъ)».

Чесого убо ради сихъ не разумѣютъ латины? Чесого ради еще и другого главу и ходатая о своей вселенской Церкви тре­буютъ? Отвѣщаемъ: маловѣрія ради своего; не могутъ бо, маловѣрни суще, житіе свое и всея Церкви управленіе Христу предати, ниже ежедневныя нашея ектеніи знаютъ: «сами себе и другъ друга и весь животъ нашъ Христу Богу предадимъ». Того ради измыслиша словеса лукавствія сицевая: Церковь земная требуетъ первосвященника, сіесть папу Римскаго, плотію обло­жена и спострадати немощнымъ могуща. Но сими словесы паки противницы Божественному Писанію являются, глаголющу Пав­лу о Христѣ Богѣ: «Не имамы бо архіерея не могуща спостра­дати немощемъ нашимъ, но искушена по всяческимъ, подобію развѣ грѣхѣ; да приступаемъ убо съ дерзновеніемъ къ престо­лу благодати, да пріимемъ милость и благодать обрящемъ во благовременную помощь» (Евр. 4, 15-16).

Уніатъ: И на этомъ ты меня одолѣлъ. Но вотъ въ чемъ мы, католики, непобѣдимы. Папской власти вы не признаете, но будешь-ли отрицать главенствующую власть надъ всею Цер­ковью, и даже надъ Апостолами, св. первоверховнаго Петра? Будешь-ли отрицать сказанныя Христовы слова: «Ты еси Петръ и на семъ камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одо­лѣютъ ей. И дамъ ти ключи Царствія Небеснаго, и елика аще свяжеши на земли, связана будутъ на небеси, и елика разрѣшиши на земли, разрѣшена будутъ на небеси» (Матѳ. 15, 18-19).

Православный: Словесъ Христовыхъ отрицать я не дерзну, но и перетолковывать ихъ по еретически тебѣ не позволю. Го­вори: одному-ли Петру сказаны эти слова?

Уніатъ: Цѣликомъ они сказаны Петру, но послѣднія слова Господь сказалъ по Воскресеніи всѣмъ Апостоламъ, а о клю­чахъ и объ основаніи Церкви только Петру.

Православный: Какіе же это ключи?

Уніатъ: Власть отверзать или закрывать Царствіе Небесное.

Православный: Если въ этомъ власть Петра, то у него нѣтъ никакого преимущества передъ прочими апостолами, ибо имъ сказано вмѣстѣ съ Петромъ еще нѣчто большее: «примите Духъ Святъ. Имъ же отпустите грѣхи, отпустятся имъ, а имъ же дер­жите, держатся» (Іоан. 20, 22-23).

Уніатъ: Но Петру эта власть дана раньше, какъ главному апостолу за то, что онъ первый исповѣдалъ Христа Сыномъ Божіимъ.

Православный: Двѣ неправды сказалъ ты въ этихъ немно­гихъ словахъ, но извиняю тебѣ, потому что ты съ дѣтства на­ученъ говорить ложь, которая находится въ римско-католиче­скихъ учебникахъ и въ книгѣ Гаджеги. Апостолъ Петръ вовсе не первымъ исповѣдалъ, а апостолъ Наѳанаилъ: «Равви, Ты еси Сынъ Божій, Ты еси Царь Израилевъ», и за сіе получилъ отъ Христа великое обѣтованіе: «отселѣ узрите небо отверсто, и Ан­гелы Божіи восходяща и нисходяща надъ Сына Человѣческаго» (Іоан. 1, 49. 51). Если бы Господь сказалъ Петру, то вы бы и изъ нихъ доказывали его главенство. Впрочемъ, можетъ быть, въ будущемъ найдутся и такіе еретики, которые будутъ Наѳанаи­ла и Филиппа считать главою Апостоловъ и всей Церкви. Итакъ, первымъ по Евангелію исповѣдующимъ Христа Сыномъ Божіимъ былъ ап. Наѳанаилъ, а вторымъ тоже не ап. Петръ, а всѣ Апос­толы, которые послѣ хожденія Господа по водамъ и утишенія бури, когда Онъ вошелъ къ нимъ въ лодку, поклонились Ему и сказали: «Истинно Ты Сынъ Божій». Это описано въ 14 главѣ Евангелія отъ Матѳея, а о Петровомъ исповѣданіи въ 16 главѣ. И ты, и твой Гаджега совсѣмъ не знаете даже Евангелій.

Уніатъ: Но все же власть рѣшать и вязать дана Петру рань­ше, чѣмъ прочимъ.

Православный: Неправда. Дана она ему вмѣстѣ съ прочими по Воскресеніи Христовомъ, какъ написано въ 20 главѣ отъ Іоанна, а Петру по Евангелію отъ Матѳея она была только обѣ­щана въ будущемъ, какъ еще раньше Наѳанаилу обѣщаны не­бесныя видѣнія.

Уніатъ: Я все-таки я не отпущу тебя отъ этихъ словъ Хрис­товыхъ: «на семъ каменн созижду Церковь Мою, и врата вдо­ва не одолѣютъ ей». Кто камень и основаніе? Петръ.

Православный: Если бы и былъ Петръ, вашимъ папамъ ни­какой корысти отъ того бы не было. О ключахъ и о связыва­ніи и разрѣшеніи я тебѣ объяснилъ, что это дано всѣмъ, а о камени вотъ что мы поемъ при освященіи новой церкви: «иже на камени вѣры создавый Церковь Твою, Блаже, въ той пріими моленія наша». Твой Гаджега самъ приводитъ слова Писанія, изъ коихъ видно, что краеугольный камень Церкви есть Христосъ, а прочіе камни — Апостолы и пророки (Ефес. 2, 19-20); о томъ же пишетъ апостолъ Петръ (1, 2. 4-8), что всѣ — сыны Церкви, живые камни приложенные къ краеугольному камню — Христу.

Уніатъ: Если Петръ такой же камень, какъ и всѣ, то поче­му же Господь назвалъ его камнемъ?

Православный: Господь такъ назвалъ его не за власть, ко­торую, яко-бы, получитъ, а за ревность его къ вѣрѣ, какъ онъ и пояснилъ въ Нагорной бесѣдѣ, что тотъ, кто слышитъ слово Его и исполняетъ, подобенъ строющему свой домъ на камнѣ, а двоедушный подобенъ строющему на пескѣ: его домъ разрушит­ся, если наступитъ буря и наводненіе (Матѳ. 7, 25-26). Петра же Господь назвалъ такъ по его рѣшимости сейчасъ же исполнить то, во что увѣровалъ: такъ, онъ дважды бросался въ море, что­бы скорѣе дойти до явившагося Христа (Матѳ. 14, 29; Іоан. 21, 7); ударилъ раба враговъ Христовыхъ (Іоан. 7, 8. 10) и вообще былъ человѣкъ рѣшительный и пылкій.

Христосъ Спаситель давалъ наименованія своимъ ученикамъ не по той власти, которую они получатъ въ будущемъ, а по свойствамъ души ихъ, какъ Сердцевѣдецъ. Такъ о Наѳанаилѣ Онъ изрекъ: «Се, воистину израильнянинъ, въ немъ же льсти нѣсть». Іоанна же и Іакова Заведеевыхъ Онъ за ихъ ревность о вѣрѣ назвалъ: Сыны громовы – Воаннергесъ (Марк. 3, 17).

Уніатъ: Я все-таки на Петрѣ, какъ на камнѣ, Господь обѣ­щалъ основать Церковь, и ваша Церковь называетъ его осно­ваніемъ.

Православный: Не на немъ, а на камнѣ вѣры, какъ я уже объяснялъ тебѣ: ты еси Петръ (Петросъ) и на семъ камени (Пет­ра) а не на Петрѣ, т.е. на камнѣ вѣры созижду Церковь Мою.

Уніатъ: Это по-гречески петра и петросъ, а по еврейски одно слово — кифа. Спаситель же говорилъ по-еврейски.

Православный: Неправда, Спаситель тогда, какъ и всѣ евреи, говорилъ по-арамейски, и когда по-еврейски воскрикнулъ на крестѣ слова: «Или, или, лима савахѳани» (Матѳ. 27, 46), то его не поняли воины и сказали: Онъ Илію призываетъ. — Это одно, а второе — почему же твой Гаджега отгадываетъ какія слова говорилъ Господь на восточномъ языкѣ, и какое еврейское сло­во соотвѣтствуетъ греческому петросъ и греческому петра. Если вся ваша вѣра основана на догадкахъ, то какая ей цѣна?

Уніатъ: Да вѣдь ваша же Церковь называетъ Петра основа­ніемъ вѣры и Церкви.

Православный: А апостола Іоанна называетъ «чистѣйшимъ основаніемъ нашей вѣры» (служба 26 сент.), Андрея — лучшимъ изъ апостоловъ (30 ноября). Но этого мало. Знаешь-ли кондакъ св. Василію Великому?

Уніатъ: Не знаю.

Православный: Потому, что не читаешь благодарственныхъ молитвъ по причащеніи Св. Таинъ, какъ всѣ ваши уніаты. По­слѣ литургіи Василія Великаго и причастныхъ молитвъ, читаемъ Св. Василію: «Явился еси основаніе непоколебимое Церкви». О томъ же пишетъ апостолъ Павелъ евреямъ: «наздани бывше на основаніи апостолъ и пророкъ» (2, 20).

Уніатъ: Пусть такъ, но Петръ есть главное основаніе послѣ Іисуса Христа.

Православный: Вотъ этого никто изъ васъ никогда не дока­жетъ, хотя бы два дня подрядъ говорилъ.

Уніатъ: Но ты докажи, что Апостолы въ одинаковомъ смыс­лѣ именуются основаніемъ Церкви.

Православный: А если докажу, то ты раскаешься въ своемъ папизмѣ?

Уніатъ: Раскаюсь.

Православный: Неправда, не раскаешься, потому что въ Пи­саніе мало вѣрите, а, какъ древніе римляне-язычники, вѣрите только въ то, чтобы весь міръ покорить папѣ и Риму, а Римъ теперешній самъ не признаетъ папу, а взбунтовался противъ него и избралъ себѣ свѣтскихъ королей.

Уніатъ: Ты мнѣ доказательства-то приведи.

Православный: Доказываю тебѣ, что всѣ двѣнадцать Апос­толовъ въ равномъ смыслѣ именуются основаніемъ Церкви изъ словъ Апокалипсиса. Вотъ какъ намъ описывается Христова Церковь: «Ангелъ вознесъ меня въ духѣ на великую и высокую гору и показалъ мнѣ великій градъ святый Іерусалимъ, который нисходилъ съ неба отъ Бога... Стѣна города имѣетъ двѣнад­цать основаній и на нихъ имена двѣнадцати Апостоловъ Агнца» (21, 10-14). — Согласно съ симъ и въ Евангеліи Господь пред­сказывалъ Своимъ Апостоламъ, когда Петръ сказалъ Ему: «Се, мы оставихомъ вся и вслѣдъ Тебе идохомъ, что убо будетъ намъ», то никакого преимущества Господь не обѣщалъ Петру, но сказалъ: «аминь глаголю вамъ, яко вы, шедшіе со Мною, въ пакибытіи, егда сядетъ Сынъ Человѣческій на престолѣ славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолѣхъ судити обѣма-надесятема колѣнома Израилевыма» (Матѳ. 19, 28). Всѣ Апосто­лы — Судіи, всѣ основанія, всѣ камни зданія Церковнаго, но краеугольный камень единъ — Христосъ: «основанія, бо иного никто же можетъ положити паче лежащаго, еже есть Іисусъ Христосъ» (1 Кор. 3, 11).

Уніатъ: Ты колеблешь главный догматъ нашей Церкви, безъ него разрушается католическая истинная церковь.

Православный: Если ваша церковь была бы истинной Цер­ковью, то Спаситель такъ и сказалъ бы Апостоламъ: «вотъ вамъ отецъ и начальникъ Петръ. Слушайтесь его во всемъ и потомъ его преемниковъ», а Онъ что сказалъ имъ: «вы же не нарицайтесь учители, единъ бо всѣмъ Учитель — Христосъ, вы же братіе есте» (Матѳ. 23, 8). Видишь-ли безуміе вашего уче­нія?

Уніатъ: Теперь и я тебя посрамлю. Слова Спасителя о Пет­рѣ, сказанныя по Воскресеніи Своемъ: Егда же обѣдаша, гла­гола Іисусъ Симону Петру: «Симоне Іонинъ, любиши ли мя паче сихъ?» Глагола Ему Петръ: «Ей, Господи, Ты вѣси яко люблю тя». Глагола ему Іисусъ: «Паси агнцы Моя». Глагола ему паки второе: «Симоне Іонинъ, любиши ли мя?» Глагола Ему: «Ей, Господи, Ты вѣси яко люблю Тя». Глагола ему Іисусъ: «Паси овцы Моя». Глагола ему третіе: «Симоне Іонинъ, любиши ли Мя?» И рече Ему: «Ей, Господи, Ты вся вѣси, Ты вѣси, яко люблю Тя». Глагола ему Іисусъ: «Паси овцы Моя» (Іоан. 21, 15-17).

Православный: Ты и на Евангеліе лжешь: зачѣмъ пропуска­ешь слова: «оскорбѣ же Петръ, яко рече ему третіе: любиши ли Мя?» Или можетъ быть въ вашихъ уніатскихъ евангеліяхъ эти слова опускаются? Вотъ и Гаджега твой эти слова не приво­дитъ, когда говоритъ о троекратномъ вопрошеніи.

Уніатъ: Мы печатаемъ евангеліе безъ пропусковъ, я же про­пустилъ эти слова, потому что они ни касаются нашей бесѣды.

Православный: Нѣтъ, очень касаются. Гаджега по словахъ Христовыхъ пишетъ то, что и всѣ вы латиняне навязываете имъ. Іисусъ Христосъ даетъ Петру власть пасти не только яг­нята (агнцев – ред.), но и овцы. Другими словами, Іисусъ Христосъ поставилъ св. Петра верховнымъ пастыремъ не лишь простыхъ вѣрниковъ (вѣрныхъ – ред.), но и самыхъ апостоловъ (стр. 23).

Уніатъ: А развѣ не такъ было?

Православный: Если бы было такъ, то зачѣмъ бы скорбѣть было Петру? Развѣ ваши папы скорбятъ, когда ихъ избираютъ на сію должность? Петръ же со слезами увѣряетъ Христа, что любитъ Его, ибо понимаетъ что эти три вопрошенія ставятъ его не во главу Апостоловъ, какъ выдумалъ совершенно бездока­зательно Гаджега, а только укоряетъ его за трикратное отступ­ничество: «Не вѣмъ человѣка того» (Марк. 14, 71). Христосъ, по­давая ему прощеніе за его слезы и за любовь, уравниваетъ его съ прочими апостолами, а не возвышаетъ его надъ ними. Такъ и воспѣваетъ наша Церковь: «Трикратнымъ вопрошеніемъ еже Петре любиши Мя, трикратное отреченіе Христосъ исправилъ есть» (стихира на 29 іюня).

Уніатъ: Ты меня совсѣмъ съ толку сбиваешь, но чѣмъ ты доказываешь, что Господь не удовлетворился слезами Петрова покаянія, когда запѣлъ пѣтухъ, а потребовалъ еще его возста­новленія въ апостольскомъ достоинствѣ?

Православный: Изволь. Повтори слова Христовы при морѣ Тиверіадскомъ.

Уніатъ: Симоне Іонинъ, любиши-ли Мя?

Православный: Видишь, Господь уже не называетъ его Пет­ромъ и даже не просто Симономъ, а Симономъ Іонинымъ, какъ бы предавая на время забвенію близкое Свое съ нимъ общеніе, и какъ бы снова знакомясь съ нимъ. И еще раньше въ самый день Воскресенія Христова, ангелъ говоритъ мѵроносицамъ: «Идите и рцыте ученикомъ Его и Петрови, яко варяетъ вы въ Галилеѣ» (Марк. 16, 7). Итакъ, Петръ уже не считался однимъ изъ учениковъ Христовыхъ до тѣхъ поръ, пока Самъ воскрес­шій Господь не возвратилъ его въ ихъ общество «трикратнымъ вопрошеніемъ еже Петре, любиши ли Мя».

Уніатъ: А послѣ вопрошенія не поставилъ ли его выше всѣхъ. Зачѣмъ онъ говорилъ прежде; «паси агнцы Моя», а по­томъ: «паси овцы Моя».

Православный: Если хочешь, разумѣй подъ агнцами мірянъ, а подъ овцами діаконовъ и іереевъ, но не Апостоловъ, какъ лож­но пишетъ Гаджега, и не управленіе всею Церковью. Послѣднее видно изъ чего? Вслѣдъ за этими словами Господь отозвалъ Петра, чтобы открыть ему предстоящій ему мученическій по­двигъ: «видѣвъ же Петръ ученика стояща, во слѣдъ идуща, его же любляше Іисусъ... рече: Господи, сей же что?» Но Господь не дозволилъ ему вступать въ жизнь другого апостола: «Іисусъ же рече ему: аще хощу тому пребывати дондеже пріиду; что къ тебѣ? Ты по Мнѣ гряди» (Іоан. 21, 20-22).

Уніатъ: Итакъ, по твоему Петръ не былъ главою Церкви, а только ея учителемъ, однимъ изъ ея высшихъ двѣнадцати пас­тырей?

Православный: Конечно такъ. Онъ и самъ о себѣ такъ вы­ражается: «пастырей вашихъ умоляю я, сопастырь и свидѣтель страданій Христовыхъ» и проч. «И когда явится Пастыреначаль­никъ, вы получите неувядаемый вѣнецъ славы» (1 Петр. 5, 1), по-гречески же такъ: «пресвитеровъ вашихъ какъ сопресви­теръ». А посланіе свое заканчиваетъ словами: «цѣлуетъ вы яже въ Вавилонѣ [церковь] соизбранная [избранная надобно вамъ] и Маркъ, сынъ мой» (1 Петр. 5, 14).

Уніатъ: Вотъ, сей Вавилонъ Римъ есть, гдѣ былъ епископомъ св. Петръ. Но онъ не желалъ называть его Римомъ, чтобы вра­ги узнавъ его мѣстожительство, не убили его.

Православный: Я нарочно упомянулъ Вавилонъ, ожидая, ска­жешь-ли ты ту глупость, которую написалъ Гаджета въ своей книгѣ. Апостолы не скрывали своего пребыванія, да и Петра все-таки убили въ Римѣ, а оттого немногіе бы и узнали, гдѣ онъ пребываетъ, если бы онъ и написалъ, что въ Римѣ, ибо тог­да не было типографій и писанія Апостоловъ изъ рукъ въ руки медленно передавались.

Уніатъ: Зачѣмъ же св. Петръ назвалъ Римъ Вавилономъ?

Православный: Онъ вовсе не въ Римѣ писалъ, а въ Алек­сандріи, гдѣ и пребывалъ съ Маркомъ въ предмѣстьи города, которое называлось Вавилономъ, какъ мы узнали изъ житій еги­петскихъ отшельниковъ. Маркъ тамъ и былъ впослѣдствіи взятъ язычниками и преданъ мучительной смерти, Петръ же скончалъ дни свои въ Римѣ, что мы, православные, не отрица­емъ, какъ то дѣлаютъ лютеране, говоря, что Петръ въ Римѣ никогда не былъ.

Уніатъ: Значитъ не все лгутъ католики, когда говорятъ о Петрѣ.

Православный: Но лгутъ очень много и безъ стыда. Вотъ твой Гаджега говоритъ: «на Первомъ Вселенскомъ соборѣ въ Никеѣ и на Третьемъ въ Ефесѣ св. Отцы св. Петра называютъ великимъ начальникомъ Апостоловъ». Ничего того не было, а Дѣяній (протоколовъ) Перваго собора и не дошло до насъ. Не начальникомъ, а предначальникомъ Апостоловъ называется Петръ въ службѣ на 29 іюня.

Уніатъ: Ну, видишь, ты самъ уступаешь католикамъ.

Православный: Не будетъ вамъ хорошо отъ такой уступки. Начальникъ въ церковной рѣчи вовсе не то, что въ нашей мір­ской. Начальникъ значитъ начинающій. «Возопіимъ вѣрніи, Гав­ріила имуще чиноначальника». Гавріилъ первый прославилъ Богородицу и мы возопіемъ: «Благодатная, радуйся, съ Тобою Господь».

Уніатъ: Это по-славянски, а какъ по-гречески?

Православный: А по-гречески — корифеа, корифеонта. Такъ именуется лучшій пѣвецъ въ хорѣ равныхъ ему сотоварищей, лучшій ученикъ въ школѣ, но не начальникъ въ томъ смыслѣ, что по-гречески архонъ. Вотъ архіерей — начальникъ іереевъ, архидіаконъ былъ начальникомъ діаконовъ.

Уніатъ: Да неужели же наши католическіе богословы мо­гутъ такъ нарочно и такъ безстыдно лгать?

Православный: Да, Гаджега можетъ, когда, онъ надѣется, что читатели его книги не знаютъ о томъ, что онъ выдумыва­етъ. Онъ надѣется, что, чѣмъ смѣлѣе будетъ лгать, тѣмъ лег­че привлечетъ довѣріе простаковъ. Извѣстно, напримѣръ, что уніаты упразднили проскомидію; у нихъ кухарь нарѣжетъ прос­форы, а священникъ сложитъ кусочки на дискосъ и больше ни­чего; православные же священники читаютъ все, что напечата­но въ Служебникѣ на проскомидіи. Между тѣмъ Гаджега пишетъ: «нашъ обрядъ чистѣйшій чѣмъ греческій, напримѣръ, въ Греческой Церкви мало гдѣ отправляется проскомидія въ служ­бѣ, а у насъ вшитко[4] поддержано». Вѣдь это все равно, какъ если бы Іуда сказалъ Іоанну Богослову: «Я всегда былъ вѣренъ Христу, а ты Его предалъ».

Уніатъ: Много горькаго сказалъ ты въ такой бесѣдѣ. Неужели вся наша Католическая Церковь изолгалась вконецъ?

Православный: Ложь есть то, будто Святой Духъ исходилъ отъ Отца и Сына, ложь и попраніе заповѣди церковной — не искажать Символа Вѣры; ложь есть то, будто ап. Петръ былъ главою Апостоловъ, главою всей Церкви. Ложь есть то, будто онъ передалъ не только епископскую власть, но и всю полно­ту своихъ дарованій, дѣйствительныхъ и выдуманныхъ вами, всѣмъ римскимъ епископамъ. Ложь есть то, будто древняя Цер­ковь ихъ признала своею главою.

Уніатъ: А догматъ непогрѣшимости папы? Непорочнаго за­чатія Пресвятой Дѣвы Ея родителями Іоакимомъ и Анною, ин­дульгенціи и чистилища – тоже ложь?

Православный: Ложь скверная и нелѣпая – непогрѣшимость папы: познаніе истины Божіей дается праведности (Матѳ. 5, 8; Прем. Сол. 1, 45), а не должности.

Уніатъ: Но зачатіе Пресвятой Дѣвы прославляется и вашей Церковью 9 декабря.

Православный: Еще болѣе прославляется зачатіе Предтечи 23 сентября, но ни то, ни другое не освободило ихъ отъ перво­роднаго грѣха, а только воплощеніе и искупленіе Сына Божія. Если желаешь, буду говорить о всѣхъ прочихъ ересяхъ вашихъ, но на сей разъ довольно. Если желаешь знать истину, если душа тебѣ дороже, чѣмъ ложь, въ которой вы растете и ста­рѣете, если ты боишься Бога, если любишь Іисуса Христа, то крѣпко обдумай все, что слышалъ отъ меня и покайся въ тво­ихъ ересяхъ и проси о принятіи тебя въ святую Православную Церковь.

Уніатъ: Ты прекращаешь бесѣду, но уступи мнѣ, по крайней мѣрѣ въ томъ, что наша Римско-католическая церковь имѣетъ болѣе правъ именоваться вселенской, чѣмъ ваша Греко-россій­ская.

Православный: Я уже запретилъ тебѣ называть Православ­ную Церковь Греко-россійской, потому что она остается на зем­лѣ, если даже сохрани Богъ, исчезнутъ и всѣ греки и всѣ рус­скіе. А вотъ свою церковь ты напрасно называешь римско-ка­толической. Если уничтожить итальянскій городъ Римъ, то унич­тожится и ваша церковь, потому что невозможно будетъ по­вторять вашихъ басней о Римѣ, какъ мѣстопребываніи намѣстника Христова и главы всей церкви.

Уніатъ: Это правда, но мы надѣемся, что Римъ пребудетъ вѣчно.

Православный: Надежда тщетная: вѣдь нѣсколько десят­ковъ лѣтъ ваши папы бывали изгоняемы изъ Рима, когда было «Авиньонское плѣненіе папъ». Да, ваша вѣра не католическая, т.е. не вселенская, а провинціальная, Римская, итальянская, какъ у магометанъ: если разорить ихъ священный городъ Мекку, то конецъ магометанству, а если разорить Римъ, то конецъ римско­му католичеству.

Уніатъ: Остается еще, чтобы ты нашу вѣру уподобилъ и поганскому многобожію.

Православный: Я не уподобляю, а я желаю вамъ добра, а уподобилъ вашъ папа Пій IX, выдумавъ вмѣстѣ съ Ватикан­скимъ соборомъ такую нелѣпость, что когда сядетъ новоизбран­ный на свой папскій престолъ, то получаетъ отъ Бога силу не­погрѣшимо разсуждать о вѣрѣ и церкви. Вотъ такъ и было у язычниковъ, когда жрица, именовавшаяся Пифіей, садилась на треножникъ у пещеры, то ей открывались будущія судьбы на­рода и всего міра.

Уніатъ: А чѣмъ противорѣчитъ сіе ученіе наше словамъ Христовымъ? Это мой первый вопросъ, а второй и послѣдній: за­чѣмъ ты называешь нашу церковь не только римской, но и итальянской?

Православный: Противорѣчитъ слову Спасителя: «не рекутъ о Царствіи Божіемъ: се, здѣ оно или ондѣ, се бо Царствіе Божіе внутрь васъ есть» (Лук. 12, 21), а итальянскою называю вашу вѣру и церковь потому, что папа вашъ обязательно долженъ быть итальянецъ, а Господь сказалъ черезъ апостола Павла, что во Христѣ, въ Церкви «нѣсть еллинъ, ни іудей, обрѣзаніе и необрѣзаніе, варваръ и скиѳъ, рабъ и свободъ, но всяческая и во всѣхъ Христосъ» (Кол. 3, 11). Надѣюсь, не будешь больше меня задерживать новыми придирками; прощай и будь болѣе правдивъ.

Переп. съ изданиiя Срем. Карловци, Сербская Мон. Тип. 1922.

Сборникъ объ унiи, Свято-Троицкiй Монастырь. Тvпографiя преп. Iова Почаевскаго въ Джорданвиллѣ. 1995. С. 92-120.

[1] Рѣчь идетъ объ униатскомъ дѣятелѣ на Подкарпатской Руси, Юліи Петровичѣ Гаджега. – Ред.

[2] Вѣроятно митр. Антонiй имѣетъ здѣсь ввиду соборъ православныхъ епископовъ въ Агеннѣ въ Галлiи (357-358 гг.), осудившiй 2-ю Сирмiйскую формулу какъ «богохульную». Прежде того, епископъ Римскiй Ливерiй (352-366 гг.), на протяженiи двухъ лѣтъ прибывавшiй въ ссылкѣ за исповѣданiе православiя, былъ вызванъ императоромъ на полуарiанскiй Cирмiйскiй соборъ и, въ качествѣ условiя возвращенiя ему Римской каѳедры, былъ принужденъ подписаться подъ его опредѣленiемъ. Этимъ Ливерiй подпалъ подъ осужденiе Агеннскаго Собора. Однако, вернувшись въ Римъ, онъ продолжилъ борьбу cъ арiанствомъ, примирился со св. Аѳанасiемъ Александрiйскимъ, и принесъ глубокое раскаянiе въ подписанiи опредѣленiя полуарiанскаго собора по примѣру ап. Петра, искреннимъ раскаянiемъ загладившаго свое отреченiе отъ Господа. Надо отмѣтить, что папа Ливерiй съ самаго начала своего правленiя былъ рѣвностнымъ поборникомъ Православiя и неустаннымъ защитникомъ св. Аѳанасiя, боровшегося противъ арiанъ, за что и былъ первоначально сосланъ. Православная Церковь почитаетъ его святымъ исповѣдникомъ. – Ред.

[3] Папа Гонорiй (625-638 гг.) былъ единомысленникомъ съ Константинопольскимъ патрiархомъ Сергiемъ – моноѳелитомъ. Сохранилось два послания Гонорiя Сергiю моноѳелитическаго характера. Именно какъ моноѳелитъ Гонорiй былъ осужденъ на VI Вселенскомъ соборѣ, который проходилъ при участiи легатовъ папы Льва II (Гонорiй къ тому времени уже скончался). – Ред.

[4] Т.е. все. – Ред.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: