Леонидъ Лоскутовъ – Чудесныя посмертныя явленія Св. Іоанна Богослова.

Нынѣ, 8 мая, Церковь празднуетъ память св. Апостола Любви, а вмѣстѣ – воспоминаетъ и прославляетъ его великіе апостольскіе труды, его Богословіе, многочисленныя чудеса, совершенныя имъ, его мученія, болѣзни и скорби, понесенныя «за слово Божіе и за свидѣтельство Іисуса Христа» (Откровеніе. 1, 9).

Много писалось о возлюбленномъ ученикѣ Господнемъ – Св. Апостолѣ и Евангелистѣ Іоаннѣ Богословѣ, такъ что подробности его земной жизни и дѣятельности почти общеизвѣстны. Но св. Преданіе сохраняетъ еще сказанія о неоднократныхъ явленіяхъ св. Іоанна Богослова послѣ его преславной кончины. Эти случаи мало кому извѣстны.

Описаніе такихъ чудесныхъ явленій находится, главнымъ образомъ, въ Четьихъ-Минеяхъ св. Димитрія Ростовскаго, и содержаніе ихъ, приводимое ниже безъ измѣненія, составляетъ матеріалъ исключительнаго интереса и назиданія.

Наиболѣе раннее явленіе св. Іоанна Богослова, послѣ его кончины, произошло въ 3 вѣкѣ, въ жизни св. Григорія Неокесарійскаго Чудотворца[1].

«Въ то время начинала распространяться ересь Савеллія и Павла Самосатскихъ[2]. Святый Григорій былъ по поводу ея въ недоумѣніи и прилежно молилъ Бога и Божію Матерь объ открытіи ему истинной вѣры. Когда однажды ночью онъ молился о томъ особенно прилежно, явилась ему Пречистая Дѣва Марія, сіяющая, какъ солнце, съ Іоанномъ Богословомъ, облаченнымъ въ архіерейскія одежды. Указывая рукою своею на Григорія, Пречистая повелѣла Іоанну Богослову научить его, какъ подобаетъ вѣровать въ Тайну Святой Троицы.

И, по повелѣнію Божіей Матери, св. Григорій былъ наученъ святымъ Іоанномъ Богословомъ, въ теченіи малаго времени, великимъ Божіимъ Тайнамъ и почерпнулъ изъ неисчерпаемой глубины премудрости Божественное знаніе.

Слова откровенія, сказанныя Іоанномъ Богословомъ, были слѣдующія:

«ЕДИНЪ БОГЪ, Отецъ Слова Живаго, Премудрости Ѵпостасной, Силы и Образа вѣчнаго, Совершенный Родитель Совершеннаго, Отецъ Сына Единороднаго.

ЕДИНЪ ГОСПОДЬ, Единый отъ Единаго, Богъ отъ Бога, Образъ и Изображеніе Божества, Слово дѣйственное, Премудрость, объемлющая составъ всего существующаго, и творческая Сила всей твари, Истинный Сынъ Истиннаго Отца, Невидимый, Нетлѣнный, Безсмертный и Присносущный Сынъ Невидимаго, Нетлѣннаго и Присносущнаго Отца.

И ЕДИНЪ ДУХЪ СВЯТЫЙ, Который имѣетъ существо отъ Отца и явленъ людямъ чрезъ Сына, Совершенный Образъ Совершеннаго Сына, Жизнь, Святыня, подающая освященіе, въ Которомъ открываетъ Себя Богъ Отецъ, Иже надъ всѣми и во всемъ, и Богъ Сынъ, Иже чрезъ всѣхъ, Троица совершенная, славою, вѣчностью и царствомъ, нераздѣляемая и неотчуждаемая.

Итакъ, въ Троицѣ нѣтъ ничего сотвореннаго, или служебнаго, или привнесеннаго, какъ бы прежде не бывшаго, а впослѣдствіи привзошедшаго.

Итакъ, ни въ чемъ у Сына не было недостатка предъ Отцемъ и у Святаго Духа передъ Сыномъ, но непремѣнна и неизмѣнна есть всегда та же Троица».

Послѣ сего видѣнія св. Григорій записалъ своею рукою слова, сказанныя ему святымъ Іоанномъ Богословомъ, и это писаніе его было хранимо въ Неокесарійской Церкви въ теченіи многихъ лѣтъ.

Св. Григорій, еп. Нисскій[3], разсказавъ о чудесномъ происхожденіи этого символа вѣры, прибавилъ: «Если кто хочетъ увѣриться въ томъ, пусть выслушаетъ Церковь, въ которой онъ (св. Григорій Неокесарійскій) проповѣдывалъ и въ которой донынѣ хранится подлинникъ, писанный блаженною рукою».

Блаженная Макрина, бабка Василія Великаго и Григорія Нисскаго, слушавшая самого чудотворца, принесла символъ его въ Каппадокію и учила по нему внуковъ, въ томъ числѣ и Василія Великаго и Григорія Нисскаго, слушавшая самого чудотворца, принесла символъ его въ Каппадокію и учила по нему внуковъ, въ томъ числѣ и Василія Великаго.

Григорій Богословъ также руководствовался этимъ символомъ. Руфинъ пресвитеръ помѣстилъ его въ своемъ переводѣ Церковной Исторіи Евсевія Кесарійскаго. И пятый вселенскій соборъ (523 г.) одобрилъ его.

Символъ Григорія, еп. Неокесарійскаго Чудотворца, представляетъ собою одинъ изъ самыхъ драгоцѣнныхъ памятниковъ древности. Онъ не пространенъ, но заключаетъ точное ученіе о Трехъ Лицахъ Божества, о Ихъ единосущій, Личныхъ качествахъ и дѣйствіяхъ по отношенію къ человѣку, – и поэтому вполнѣ достоинъ точнаго изученія».

Этотъ символъ вѣры называется символомъ св. Григорія Неокесарійскаго, но такъ какъ св. Преданіе указываетъ, что онъ написанъ св. Григоріемъ по указанію Св. Іоанна Богослова, то этому символу можетъ быть присвоено и другое наименованіе, а именно – Символъ Вѣры св Іоанна Богослова.

Другой случай явленія св. Іоанна Богослова и оказанія имъ чудесной помощи мальчику, пастуху гусей, извѣстенъ изъ Пролога.

Св. Апостолъ и Евангелистъ Іоаннъ Богословъ почитается въ народѣ еще, какъ наставникъ.живописнаго иконнаго дѣла. Въ сказаніи указывается даже и молитва при обученіи иконному писанію, а въ молитвѣ этой содержится просительное обращеніе къ св. Іоанну Богослову. Вь прописяхъ и азбуковникахъ XVII вѣка встрѣчаются такіе молитвенные стихи св. апостолу Іоанну, какъ учителю и помощнику иконной живописи:

«Святый апостоле и евангелисте Іоанне Богослове!

На тайной вечерѣ возлегій на перси Христове,

Вразуми мя и научи добре писати,

Якоже онаго Гусаря, на пескѣ образъ твой изображати».

Въ Прологѣ повѣствуется слѣдующее. Въ одномъ городѣ былъ юноша, занимавшійся пасеніемъ гусей. Выгоняя обыкновенно стадо свое за городъ, у воротъ котораго была икона св. Іоанна Богослова, этотъ юноша вознамѣрился списать ее, и для этого предпринялъ предварительныя упражненія на пескѣ. Нѣсколько лѣтъ онъ настоятельно упражнялся въ этомъ дѣлѣ, но всѣ усилія его оставались напрасными.

Однажды, когда онъ занимался своею работою, приходитъ къ нему какой-то незнакомый человѣкъ[4] и, освѣдомившись. чего ему хочется, вручаетъ ему отъ своего имени хартію, къ одному очень искусному царскому живописцу Хинарю, жившему въ Константинополѣ[5], чтобы тотъ научилъ юношу иконной живописи.

Юноша, получивъ это письмо, отправился къ упомянутому живописцу и здѣсь, черезъ нѣсколько дней, подъ невидимымъ руководствомъ св. Іоанна Богослова, достигъ такихъ успѣховъ, что не только удивилъ всѣхъ своимъ искусствомъ, но даже превзошелъ учителя своего –живописца въ искусствѣ живописи[6].

Въ житіи преподобной Аѳанасіи (память 12 апрѣля) упоминается о нѣкоемъ старцѣ Матѳеѣ, который устроилъ обитель для блаженной Аѳанасіи.

– «Достойна упоминанія, хотя въ немногихъ словахъ, жизнь преподобнаго Матѳея. Этотъ преподобный отецъ возложилъ на себя великій подвигъ: каждую ночь онъ прочитывалъ Псалтирь, присоединяя къ чтенію еще молитвы; когда же наставала необходимость подкрѣпиться сномъ, то онъ спалъ не лежа, но сидя и то самое малое время. При пѣніи псалмовъ, чтеніи молитвъ или при принесеніи Безкровной жертвы онъ приходилъ въ столь сильное умиленіе, что не могъ удержаться отъ слезъ, и присутствовавшіе не могли не извлечь для себя пользы изъ такого трогательнаго зрѣлища.

Преподобный Матѳей носилъ одну только острую власяницу и совершенно изсушилъ великимъ воздержаніемъ и подвигами свою плоть.

Особенную любовь имѣлъ онъ къ святому Евангелисту Іоанну Богослову, возлюбленному ученику Господа Іисуса Христа.

Однажды лѣтомъ, въ день памяти святаго апостола, преподобный Матѳей, приступая къ совершенію Божественной литургіи, сказалъ одному изъ сослужившихъ ему пресвитеровъ:

– «Кто достоинь того, чтобы быть въ Ефесѣ и видѣть тамъ святаго Евангелиста Іоанна Богослова?».

Послѣ этихъ словъ онъ вздохнулъ отъ всего сердца и сильно заплакалъ. И произошло чудеснее событіе: преподобный и два его сослужителя священника узрѣли святаго Іоанна Богослова, стоящаго при престолѣ; видѣніе продолжалось до конца литургіи. Отъ этого зрѣлища святый Матѳей пришелъ въ такое умиленіе и исполнился такой духовной радости, что не могъ въ теченіи трехъ слѣдующихъ дней вкушать пищи..

Въ житіи св. Іоанна Златоустаго[7] (13 ноября) дважды упоминается о явленіи св. Іоанна Богослова. Первое явленіе было въ началѣ подвиговъ, а второе явленіе произошло въ концѣ всего жизненнаго подвига св. Іоанна Златоустаго, умершаго 60-ти лѣтъ отъ роду, въ 407 году.

«Святый Іоаннъ (Златоустъ) имѣлъ отъ Бога даръ учительства и благодать Святаго Духа, что было открыто одному иноку, по имени Исихію, подвизавшемуся въ томъ монастырѣ (гдѣ подвизался инокъ Іоаннъ, будущій Златоустъ).

Будучи старъ годами и совершенъ въ добродѣтеляхъ, Исихій имѣлъ даръ прозорливости. Въ одну ночь, когда онъ не спалъ и молился, онъ былъ восхищенъ умомъ и созерцалъ слѣдующее видѣніе. Два благолѣпныхъ мужа, одѣтые въ бѣлыя одежды и сіяющіе, какъ солнце, со шедшіе съ неба, вошли къ блаженному Іоанну (Златоусту), когда онъ стоялъ на молитвѣ. Одинъ изъ нихъ держалъ исписанный свитокъ, а другой ключи.

Увидѣвъ ихъ, Іоаннъ смутился и поспѣшилъ поклониться имъ до земли. Между тѣмъ мужи, взявъ Іоанна за руку, подняли его со словами:

– «Уповай и не бойся!»

Іоаннъ спросилъ ихъ:

– «Кто вы, господа мои?»

Они немедленно отвѣтили ему:

– «Не бойся, мужъ желаній, новый Даніилъ, въ которомъ, ради чистоты сердца, благоволилъ вселиться Духъ Святый! Мы посланы къ тебѣ Великимъ Учителемъ, Спасителемъ нашимъ Іисусомъ Христомъ».

Вслѣдъ за этими словами одинъ изъ явившихся мужей протянулъ свою руку и подалъ Іоанну свитокъ, говоря:

– «Возьми сей свитокъ изь руки моей! Я Іоаннъ, возлежавшій во время Тайной вечери на персяхъ Господа и отъ Него почерпнувшій Божественныя откровенія. Господь даруетъ и тебѣ знаніе всей глубины премудрости, дабы ты напиталъ людей негибнущимъ брашномъ ученія Христова и своими устами заградилъ уста еретиковъ и іудеевъ, произносящихъ хулы на Бога».

Другой же, протянувъ къ Іоанну свою руку, подалъ ему ключи со словами:

– «Возьми сіи ключи, ибо я Петръ, которому ввѣрены ключи Царствія. Господь и тебѣ передаетъ ключи святыхъ церквей, дабы кого ты свяжешь, тотъ былъ связанъ, а кого разрѣшишь, – разѣшенъ».

Блаженный Іоаннъ снова преклонилъ свои колѣна и поклонился явившимся апостоламъ со словами:

– «Кто я, грѣшный и самый послѣдній изъ всѣхъ людей, чтобы мнѣ осмѣлиться взять на себя и нести столь великое и страшное служеніе?».

Но явившіеся апостолы снова взяли его за правую руку и поставили на ноги, говоря:

– «Встань на твои ноги, мужайся, крѣпись и дѣлай то, на что призываетъ тебя Господь нашъ Іисусъ Христосъ, для освященія и утвержденія людей Его. ради спасенія которыхъ Онъ пролилъ Свою кровь. Поучай слову Божію съ дерзновеніемъ; вспомни Господа, рекшаго: "не бойся, малое стадо, яко благоволи Богъ вашъ дати вамъ царство" (Лук. 12, 32), Такъ и ты не бойся, ибо Христосъ Богъ нашъ благоволитъ чрезъ тебя освятитъ многія души и привести ихъ къ познанію Его. За правду ты испытаешь многія бѣдствія и скорби, но перенеси ихъ, какъ крѣпкій адамантъ, ибо такимъ путемъ наслѣдуешь Царствіе Божіе».

Сказавъ сіе, явившіеся мужи осѣнили Іоанна крестнымъ знаменіемъ и, давъ ему лобзаніе во имя Господа, удалились.

Преподобный Исихій сказалъ о видѣнномъ имъ другимъ опытнымъ въ подвигахъ братіямъ, и они дивились и прославляли Бога, имѣющаго втайнѣ подвизающихся рабовъ Своихъ. При этомъ Исихій запретилъ имъ разсказывать кому-либо о видѣніи, чтобы не узналъ о томъ Іоаннъ и не ушелъ отъ нихъ...

Незадолго до кончины блаженнаго (Іоанна Златоустаго), когда онъ, по обычаю своему, стоялъ ночью на молитвѣ, къ нему пришли святые апостолы Петръ и Іоаннъ, которые являлись къ нему и раньше, когда онъ подвизался въ Антіохійскомъ Монастырѣ. Святые апостолы сказали ему:

– «Радуйся, добрый пастырь словесныхъ овецъ Христовыхъ, крѣпкій страстотерпецъ. Мы посланы къ тебѣ общимъ Владыкою нашимъ Іисусомъ Христомъ, дабы помочь тебѣ и утѣшить тебя въ скорбяхъ и трудахъ, которые ты понесъ за чистоту своей души. Ибо ты, подражая Іоанну Крестителю, обличилъ беззаконнующихъ царей. Мужайся и крѣпись; тебѣ уготовано многое воздаяніе въ Царствіи Небесномъ. Мы благовѣствуемъ тебѣ великую радость: по прошествіи немногихъ дней, ты отойдешь ко Господу Богу твоему и будешь вѣчно блаженствовать съ нами въ Царствіи Небесномъ. Итакъ, уповай, ибо ты побѣдилъ враговъ, посрамилъ ненавидящихъ тебя и одолѣлъ супостата діавола. Евдоксія будетъ кишѣть червями, станетъ призывать тебя на помощь, но помощи не найдетъ и умретъ въ страшномъ недугѣ. Она будетъ жестоко страдать и ни на минуту не получитъ облегченія, такъ какъ воспріиметъ сію казнь отъ Бога.

Послѣ сего, они подали ему нѣчто съѣдобное и сказали:

– «Возьми и съѣшь, дабы послѣ сего уже не требовать другой пищи въ сей жизни. Сіе будетъ довольно для тебя до того времени, когда предашь свою душу въ руцѣ Божіи.

– Святый Іоаннъ, взявъ поданное ему, съѣлъ въ ихъ присутствіи и возрадовался. Послѣ того явившіеся апостолы удалились отъ него.

– Съ Іоанномъ были два пресвитера и одинъ діаконъ, которые шли съ нимъ въ изгнаніе изъ Константинополя и не отступали отъ него, будучи связаны съ нимъ узами любви. Они своими глазами видѣли, какъ къ Іоанну приходили апостолы, слышали всѣ рѣчи ихъ и благословляли Бога, сподобившаго ихъ пострадать съ Угодникомъ Божіимъ.

– Св. Андрей Юродивый[8], жившій въ Константинополѣ, въ 9 вѣкѣ, тотъ самый, что сподобился видѣнія Божіей Матери во Влахернской церкви[9], также удостоинъ былъ явленія и помощи св. Іоанна Богослова.

«Однажды блаженный Андрей ночью возносилъ по своему обычаю въ глубинѣ своего сердца молитвы Богу и святой Анастасіи мученицѣ. И вотъ пришелъ къ нему, въ явно видимомъ образѣ, діаволъ со множествомъ бѣсовъ, держа сѣкиру; остальные же бѣсы несли ножи, деревья, колья и копья, какъ бы намѣреваясь убить блаженнаго. Явился и прежній эѳіопъ, въ томъ видѣ, какъ онъ (ранѣе) боролся съ Андреемъ, и еще издали зарычалъ на него. Ринувшись на святого, онъ хотѣлъ разсѣчь его топоромъ, который держалъ въ рукахъ. За нимъ кинулись и всѣ остальные демоны. Святый же, воздѣвъ со слезами руки, возопилъ ко Господу:

«Не предай звѣрямъ душу, воздающую Тебѣ славу и честь!»

Потомъ снова возопилъ:

– «Святый апостоле Іоанне Богослове, помоги мнѣ»!

И вотъ прогремѣлъ громъ, явилось множество людей и предсталъ благообразный старецъ, имѣвшій лицо свѣтлѣе солнца, и съ нимъ великое множество слугъ. Грозно и строго сказалъ онъ находящимся съ нимъ:

– «Затворите ворота, чтобы ни одинъ изъ сихъ не убѣжалъ»!

Тотчасъ ворота затворили, и всѣ эѳіопы были схвачены. И услышалъ Андрей, какъ одинъ бѣсъ тайно говорилъ своему товарищу:

– «Проклятъ тотъ часъ, въ который мы соблазнились: ибо немилостивъ Іоаннъ и хочетъ жестоко мучить насъ»!

Святый же Іоаннъ повелѣлъ пришедшимъ съ нимъ людямъ, одѣтымъ въ бѣлыя одежды, снять съ шеи Андрея желѣзныя вериги, затѣмъ сталъ за воротами и сказалъ:

– «Приводите эѳіоповъ ко мнѣ одного за другимъ». Привели перваго бѣса и распростерли его на землѣ. Взявъ веригу (Андрея), апостолъ согнулъ ее втрое и далъ бѣсу сто ударовъ. Бѣсъ же, какъ человѣкъ, кричалъ:

– «Помилуй меня»!

Послѣ сего распростерли другого демона, и онъ также былъ подвергнутъ ударамъ, затѣмъ третьяго – и тотъ получилъ столько же ударовъ.

Удары же, коимъ Господь подвергъ бѣсовъ, были не призрачными, а дѣйствительными наказаніями, кои причиняютъ страданія бѣсовскому роду. Когда, такимъ образомъ, всѣ эѳіопы были наказаны, Іоаннъ сказалъ имъ:

– «Ступайте и покажите своему отцу, сатанѣ, нанесенныя вамъ раны, – будетъ ли сіе ему пріятно !

Послѣ того, какъ одѣтые въ бѣлыя одежды ушли, и демоны исчезли, тотъ благолѣпный старецъ подошелъ къ рабу Божію Андрею и, возложивъ на его шею вериги, сказалъ ему:

– «Ты видишь, какъ поспѣшилъ я къ тебѣ на помощь: ибо я очень о тебѣ забочусь, потому что Богъ поручилъ мнѣ попеченіе о тебѣ. Итакъ терпи: скоро ты будешь отпущенъ и будешь ходить по своей волѣ, какъ тебѣ будетъ угодно».

– «Господинъ мой, – сказалъ Андрей – кто ты»?

Старецъ отвѣтилъ:

– «Я тотъ, кто возлежалъ на персяхъ Господнихъ».

Сказавъ сіе, онъ просіялъ, какъ молнія, и скрылся отъ глазъ юноши. Блаженный же Андрей прославилъ Бога за то, что Онъ послалъ ему на помощь возлюбленнаго ученика Своего.

Изъ житія преподобнаго Авраамія, память котораго 29 октября, извѣстно о явленіи ему св. Іоанна Богослова.

«Въ его время въ Ростовѣ (Великомъ)[10] не всѣ еще приняли святое крещеніе и многіе оставались язычниками: Чудскій конецъ города поклонялся каменному идолу Велесу (Волосу – покровителю скота). Обитавшій въ идолѣ нечистый духъ наводилъ страхъ на всѣхъ, и христіане боялись проходить вблизи идола.

Преподобный Аврамій пылалъ ревностью искоренить въ Ростовѣ остатки язычества. Онъ молилъ Господа Бога о дарованіи ему силы и благодати Святаго Духа сокрушить идола, но молитва его долго не была услышана.

Однажды преподобный Аврамій въ скорби и недоумѣніи сидѣлъ вблизи идола. И вотъ онъ видитъ идущаго къ нему благолѣпнаго старца. Аврамій встаетъ и спѣшитъ къ нему навстрѣчу. Послѣ взаимнаго привѣтствія и благословенія преподобный спрашиваетъ:

– «Откуда идешь, отче, изъ какой страны»?

– «Я изъ Царьграда, отче, родомъ; въ землѣ вашей пришлецъ и странникъ. Скажи мнѣ, отче, почему ты сидишь въ печали близь этого идола Велеса»?

– «Я молю Господа Бога о томъ, чтобы мнѣ дана была сила сокрушить идола», – отвѣчалъ Аврамій, – «но Господь презрѣлъ мои молитвы, и вотъ я сижу въ печали».

– «Если хочешь, отче, получить желаемое», – сказалъ Аврамію старецъ, – «то иди въ Царьградъ, разыщи домъ Іоанна Богослова[11], войди въ него, по молись образу святаго Іоанна Богослова. – и не выйдешь тщетно, но получишь желаемое».

Преподобный Аврамій опечалился по причинѣ далекаго пути, но старецъ сказалъ:

– «Господь Богъ сократитъ твой путь»!

Блаженный Аврамій, исполнившись Святаго Духа, взялъ благословеніе у старца и отправился въ путь, забывъ о его дальности.

Когда преподобный Аврамій, вышедши за городъ, перешелъ рѣку Ишну (которая пересѣкаетъ дорогу изъ Ростова въ Москву), ему встрѣтимся неизвѣстный человѣкъ, видомъ своимъ внушавшій страхъ; почти совсѣмъ безъ волосъ на головѣ, онъ былъ съ большою круглою бородою, на лицѣ его выражалось благоговѣніе; онъ былъ прекрасенъ. Въ рукѣ у него была трость.

Блаженный Аврамій поклонился ему. Неизвѣстный сказалъ:

– «Куда идешь, старецъ?».

– «Иду отыскивать домъ Іоанна Богослова», – отвѣчалъ Аврамій.

Неизвѣстный сказалъ:

– «Подойди, старецъ, возьми сію трость мою и возвратись назадъ, притупи къ идолу Велесу, ударь его тростію во имя Іоанна Богослова, – и окаянный обратится въ прахъ».

И съ этими словами неизвѣстный сталъ невидимъ.

Блаженный Аврамій понялъ, что это былъ Іоаннъ Богословъ.

Объятый страхомъ и радостію, Аврамій воротился назадъ, безпрепятственно подошелъ къ идолу, ударилъ его тростію во имя Іоанна Богослова, – и идолъ тотчасъ превратился въ прахъ.

На томъ мѣстѣ, гдѣ встрѣтилъ Аврамій святого старца, онъ поставилъ церковь во имя Іовнна Богослова[12].

Болѣе, чѣмъ 600 лѣтъ тему назадъ, преподобный Сергій Радонежскій (память 25 сентября) сподобился видѣть Божію Матерь въ сопровожденіи Св Іоанна Богослова.

Въ житіи преп. Сергія описывается это такъ:

«...Преподобный молился и воспѣвалъ благодарственный канонъ Пречистой. Окончивъ молитву, онъ присѣлъ на короткое время для отдохновенія. Вдругъ онъ изрекъ своему ученику Михею:

– «Чадо, бодрствуй и трезвись! въ сей часъ къ намъ будетъ неожиданное и чудесное посѣщеніе».

Лишь топько произнесъ онъ эти слова, внезапно послышался голосъ, говорящій:

– «Се, грядетъ Пречистая».

Услыхавъ этотъ голосъ, святый поспѣшно вышелъ изъ келліи въ сѣни; здѣсь осіялъ его великій свѣтъ ярче солнечнаго сіянія, и. онъ сподобился узрѣть Пречистую, сопровождаемую двумя апостолами Петромъ и Іоанномъ: необычайный блескъ окружалъ Богоматерь. Не вынося необычайнаго сіянія, святый палъ ницъ. Пречистая же прикоснулась къ святому Своими руками и сказала:

– «Не ужасайся, избранникъ Мой! Я пришла посѣтить тебя, ибо услышаны твои молитвы объ ученикахъ. Не скорби больше объ обители своей: отнынѣ она будетъ имѣть изобиліе во всемъ не только при твоей жизни, но и по отшествіи твоемъ къ Богу. Я же никогда не оставлю мѣста сего».

Изрекши это, Пречистая Богоматерь стала невидима».

Св. Григорій Палама[13], архіепископъ Ѳессалоникійскій, въ 14 вѣкѣ былъ удостоенъ посѣщенія св. Іоанна Богослова.

«Однажды, во время богомысленнаго подвига, предъ нимъ явился свѣтоносный и благолѣпный мужъ, въ которомъ онъ узналъ святаго апостола и евангелиста Іоанна Богослова. Ласково взирая на Григорія, апостолъ спросилъ его:

– «Почему, взывая кь Богу, ты всякій разъ только повторяешь: просвѣти тьму мою, просвѣти тьму мою»?

Григорій отвѣчалъ:

– «Чего же другого долженъ я просить, кромѣ этого, – да просвѣщусь и узнаю, какъ творить Его святую волю?».

Тогда святый евангелистъ сказалъ:

– «По волѣ Владычицы всѣхъ, Богородицы, съ этой поры я буду съ тобою неотступно».

Преподобный Серафимъ Саровскій (память 2 января), будучи еще послушникомъ въ Саровской Обители, сподобился явленія Богоматери съ Іоанномъ Богословомъ.

«Въ 1780 году послушникъ Прохоръ, будущій Серафимъ, тяжко заболѣлъ. Врача не было, и болѣзнь не поддавалась никакимъ средствамъ; повидимому, это была водянка. Недугъ длился въ теченіи трехъ лѣтъ, половину коихъ страдалецъ провелъ въ постели...

Настоятель Обители, старецъ Пахомій, неотлучно находился при немъ. Наконецъ, опасаясь за самую жизнь страдальца, Пахомій съ рѣшительностію предла галъ ему позвать врача. Но блаженный съ еще большею рѣшительностію отказался отъ врачебной помощи.

– «Я предалъ себя, отче святый», – сказалъ онъ старцу, – «истинному Врачу душъ и тѣлесъ, Господу нашему Іисусу Христу, и Пречистой Его Матери; если же любовь ваша разсудитъ, – снабдите меня, убогаго, Господа ради, небеснымъ врачевствомъ – причастіемъ Св. Тайнъ».

Послѣ Литургіи Прохоръ былъ исповѣданъ и причастился на болѣзненномъ одрѣ своемъ Святыхъ Христовыхъ Тайнъ.

И вотъ, по причащеніи, ему явилась въ небесномъ свѣтѣ Пресвятая Дѣва Марія, сопровождаемая апостолами Іоанномъ Богословомъ и Петромъ.

Обратившись Божественнымъ ликомъ Своимъ къ Богослову, Она сказала, указывая перстомъ на Прохора:

– «Сей – нашего рода!».

Потомъ Она возложила правую руку на его голову – и тотчасъ же матерія, наполнявшая тѣло больного, начала вытекать чрезъ образовавшееся въ правомъ боку отверстіе.

Въ скоромъ времени Прохоръ совсѣмъ исцѣлѣлъ, и лишь признаки раны, бывшей истокомъ болѣзни, всегда оставались на его тѣлѣ, какъ бы во свидѣтельство его дивнаго исцѣленія.

О семъ впослѣдствіи старецъ весьма часто и весьма многимъ самъ говаривалъ».

***

Приведенныя выше неоднократныя явленія св. Іоанна Богослова послѣ его кончины поясняютъ древнее преданіе о томъ, что св. Іоаннъ Богословъ не умеръ, а остается живущимъ и до сихъ поръ.

«И пронеслось это слово между братіями, что ученикъ тотъ не умретъ» (Іоанна, 21, 23).

По преданію же св. Іоаннъ Богословъ скончался мирно въ Ефесѣ, но тѣло его, спустя три дня послѣ его смерти, не было найдено въ могилѣ. Извѣстно, что онъ долженъ явиться вѣстникомъ второго страшнаго пришествія Господня; такъ и въ стихирахъ службы 26 сентября объ этомъ говорится:

«Пріидите, вѣрніи, ублажимъ Іоанна приснопамятнаго, отъ земли преселяюшагося, и земли не отступающаго: но живуща, и ждуща страшное Владыки второе пришествіе».

Свидѣтельство Св. Преданія разъясняетъ, – гдѣ живетъ св. Іоаннъ Богословъ: въ горнемъ мірѣ, вмѣстѣ съ Господомъ славы, на груди Котораго онъ нѣкогда возлежалъ (Іоанна 13, 23), а также съ Пречистою, Преблагословенною Дѣвою Маріею. Которую онъ нѣкогда взялъ въ свой домъ (Іоанна 19, 27).

Въ раціоналистически настроенномъ сознаніи нѣкоторыхъ не укладывается вообще возможность чудеснаго, а также и возможности помѣщенныхъ выше чудесныхъ явленій св. Іоанна Богослова. Но это служитъ только доказательствомъ скудости вѣры, или неразвитія внутренняго зрѣнія. Вѣра внутреннее видѣніе есть даръ Божій за чистоту и святость жизни. Отверстыя небеса и явленіе Духа Св. въ подобіи голубя при крещеніи Господа Іисуса Христа есть непреложный евангельскій фактъ, а кто еще, кромѣ Іоанна Крестителя, сподобился сего видѣнія изъ тѣхъ, кои во множествѣ приходили къ Іоанну для крещенія?[14].

Образъ земного бытія нашего не есть единственная форма бытія. «Въ домѣ Отца (Небеснаго) обителей много» (Іоанн. XIV, 2).

«Есть-ли что трудное для Господа?» (Бытіе XVIII, 14) говоритъ слово Божіе, а также: «человѣкамъ это невозможно, а Богу – все возможно» (Мѳ. 19, 26).

«Жизнь вѣчная», о которой настойчиво благовѣствуетъ намъ св. Іоаннъ Богословъ, есть непрестающее удивленіе не только человѣковъ, но и ангеловъ. Она есть совершенное и потому безконечное раскрытіе Божественной полноты въ Его созданіяхъ.

Посему вѣрные достойно прославляютъ дивнаго Іоанна, поя ему «Величія твоя, Дѣвственниче, кто повѣсть? точиши бо чудеса и изливавши исцѣленія, и молиши о душахъ нашихъ, яко Богословъ и другъ Христовъ».

Кандидатъ Богословія Леонидъ Лоскутовъ

 

«Хлѣвъ Небесный». 1940. № 5. C. 43-52.

 

[1] Память 17 ноября.

[2]Савеллій училъ, что Богъ есть одно Лицо: Богъ являлся людямъ въ Ветхомъ Завѣтѣ, какъ Законодатель, въ Новомъ Завѣтѣ, – какъ Спаситель, и продолжаетъ являться, какъ освящающій Духъ.

Павелъ училъ о Христѣ, какъ о простомъ человѣкѣ, исполненномъ Св. Духа. Онъ также училъ, что Сынъ и Св. Духъ въ Богѣ-Отцѣ находятся, какъ умъ и воля – въ человѣкѣ.

Ересь Савеллія опровергалъ Оригенъ. Савеллій и Павелъ именуются «антитринитаріями» (противотроичииками).

[3] Братъ св. Василія Великаго (IV в.).

[4] Вѣроятно св. Іоаннъ Богословъ.

[5] По сіе время существуетъ древній храмъ вмени св. Іоанна Богослова нъ Константинополѣ. Храмъ этотъ нъ настоящее время полуразвалился, но остатки свидѣтельствуютъ о прекрасной архитектурѣ этого храма, который, какъ извѣстно, построенъ былъ въ 463 году.

[6] Имъ былъ написанъ образъ св. Іоанна Богослова, перенесенный впослѣдствіи въ г. Рязань.

[7] Св. Іоаннъ Златоустъ родился около 347 года.

[8] Память 2 октября.

[9] Влахерны – мѣстность въ Константинополѣ, па западномъ углу города. Особенно извѣстны были Влахерны по Богородичной церкви, построенной императоромъ Львомъ Великимъ (457-474 г. г.), при которомъ въ эту церковь положены были честныя ризы Пресвятой Богородицы, перенесенныя изъ Палестины. Здѣсь же, вмѣстѣ съ одеждою Богородицы, въ златокованномъ ковчегѣ хранились омофоръ Ея и часть пояса. Подъ омофоромъ Пресвятой Богородпцы, или правильнѣе. «мафоріемъ» (греческое слово – maphorion) разумѣется Ея головной покровъ, большое покрывало, которое носила Она на главѣ Своей.

[10] Ростовъ – древнѣйшій городъ сѣв.-восточной Руси и упоминается въ лѣтописи уже подъ 862 годомъ, надолго до крещенія Руси. Въ Ростовѣ Великомъ былъ построенъ благолѣпный храмъ въ честь св. Іоанна Богослова.

[11] Въ Константинополѣ дѣйствительно существовалъ храмъ, посвященлын именн св. Іоанна Богослона. Остатки этого храма, построеннаго въ 463 году патриціемъ Студіемъ, существуютъ и понынѣ.

[12] Храмъ въ Ростовѣ былъ построенъ въ 1687 году.

[13] Память 14 ноября.

[14] Такъ многое и многое дивное и прекрасное совершается кругомъ насъ и въ насъ самихъ, о чемъ мы и не подозрѣваемъ. Въ маломъ зернѣ вѣры нашей кроются безконечныя чудеса Царства Божія, но до времени нами невидимыя.


КАНОН - Свод законов православной церкви



«Благотворительность содержит жизнь».
Святитель Григорий Нисский (Слово 1)

Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: