Жизнеописание Блаженнейшего митрополита Киевского и Галицкого Антония (Храповицкого)

(17/29 марта 1863 – 10 августа 1936)

Блаженнейший Митрополит Киевский и Галицкий Антоний (в миру Алексий Павлович Храповицкий) родился 17 марта 1863 г. в селе Ватагино Крестицкого уезда Новгородской губернии. Происходил из старинного дворянского рода.

Монашеский постриг принял 18 мая 1885 г. В 1881 г. окончил 5-ю классическую гимназию Санкт-Петербурга и в 1885 г. – Санкт-Петербургскую духовную академию. Через четыре дня после окончания академии, накануне праздника Всех святых, в академической церкви принял постриг с наречением имени в честь преподобного Антония Римлянина, мощи которого почивали в Антониевом монастыре близ Новгорода. 12 июня того же года рукоположен в сан иеродиакона, 30 сентября – в сан иеромонаха. Оставлен для работы в академии. В 1885 г. защитил степень кандидата богословия, в 1887 г. – магистра, в 1911 г. – доктора богословия. Известен как ученый богослов, педагог, миссионер. В 1889–1890 гг. – ректор Санкт-Петербургской духовной семинарии. В 1890–1895 гг. архимандрит Антоний – ректор Московской духовной академии. В 1895 г. назначен ректором Казанской духовной академии.

В возрасте двадцати семи лет он был назначен ректором Московской Академии. За всю свою историю Академия не знала такого молодого ректора. Известно какое влияние он оказал на учащихся - сколько среди них, под его влиянием, приняли монашество. Академия стала воспитателем действительно видных учёных иерархов. В просвещённом монашестве он видел залог всестороннего возрождения Церкви и спасения России, пламенным патриотом которой он был. Каким важным делом являлось для него воспитание будущих пастырей видно в составленной им – в бытность его ректором семинарии – «Молитве учителя об учащихся».

При переводе в Академию на должность ректора он мог избрать любой предмет для преподавания по своему выбору и остановился на «Пастырском богословии». «Предметом пастырского богословия, - говорил он, - служит изъяснение жизни и деятельности пастыря, как служителя совершаемого благодатию Божией духовного возрождения людей и руководителя их к духовному совершенству».

При нем был основан, 8 ноября 1891 года, академический журнал «Богословский Вестник». По этому случаю архим. Антоний служил молебен бесплотным силам, отметив особо в своем слове, что деятели духовного просвещения должны подражать ангелам. «Поистине с терпением Ангела Хранителя должен современный учитель православного богословия отыскивать искры правды в современных умах и через эти искры проницать в умы светом спасительных заветов Церкви».

Должность ректора с 7 сентября 1897 г. совмещал с обязанностями епископа Чебоксарского, второго викария, с 1899 г. – первого викария Казанской епархии, епископа Чистопольского. 4 июля 1900 г. переведен на кафедру Уфимскую и Манзелинскую. 22 апреля 1902 г. владыка Антоний назначен епископом (с 1906 г. – архиепископом) Волынским, священноархимандритом Почаевской Свято-Успенской Лавры. За 12-летнее пребывание на кафедре содействовал значительному подъему Свято-Успенской Почаевской Лавры и ее трех скитов. Добился официального признания православного праздника обретения мощей прп. Иова Почаевского. 

При участии архиепископа Антония и под его влиянием было совершено прославление русских святых, особенно – Иоанна Тобольского, Иоасафа Белгородского, Анны Кашинской. Им был составлен ряд церковных служб, среди которых – волынским святым: преп. Макарию Овручскому, преп. муч. Анастасии, преп. Иову Почаевскому – служба с акафистом, Феодору Острожскому, затем службы с акафистом перед Почаевской иконой Божией Матери. Кроме того, ему принадлежат службы святителю Иоасафу, святому младенцу Гавриилу Белостокскому и ряд других служб. Впервые Св. Синод включил составленный владыкой Антонием текст службы для богослужебного пользования еще в 1887 г., когда, будучи учеником гимназии, он составил службу свв. равноапостольным Кириллу и Мефодию, славянским просветителям.

Владыка Антоний никогда не оставлял заботу о богослужениях, их правильном совершении, а также много работал над составлением недостающих богослужений. Благодаря ему, активизировалась работа по введению в общецерковное употребление новых богослужебных текстов. Осенью 1905г. епископ обратил внимание Святейшего Синода на отсутствие в служебных Минеях нескольких служб святым, которым положен полиелей. Результатом этого обращения стало определение Синода от 1908г. о скорейшем издании дополнительной Минеи, архиепископу Антонию было поручено ее редактирование, уже в 1909г. она была издана Санкт-Петербурге. Не лишним будет упомянуть, что высокопреосвященный Антоний стал инициатором издания Петербурге в 1915г. сборника «Молитвы, чтомыя от предстоятеля во дни различных праздников и молений церковных», в который вошли тексты, прежде распространявшиеся в виде рукописей, либо труднодоступные местные публикации. По поручению Священного Синода владыка редактировал богослужебные последования перед разрешением их к богослужебному употреблению.

По инициативе и под руководством архиепископа Антония в Лавре сооружен храм в честь Св. Троицы (1912 г.), а также восстановлен древний Васильевский храм в г. Овруче (1911 г.).

Он также организовал житомирское училище пастырства и первую на территории Российской империи школу диаконов и псаломщиков.

20 февраля 1905 г. в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга владыка произнес слово «О Страшном Суде и современных событиях», в котором пророчески предвидел будущее наступление на православие: «...Враг упорный и жестокий, который начнет с того, что отнимет у него [народа] возможность изучать в школах Закон Божий, а кончит тем, что будет разрушать святые храмы и извергать мощи угодников Божиих...».

В начале 1905г. архиепископ Антоний составил проект доклада о созыве Поместного Собора и избрании Патриарха. После обсуждения на Синоде доклад был подан императору, который в связи с революционными событиями признал эти вопросы несвоевременными. После издания императором указа «Об укреплении начал веротерпимости» (от 17 апреля 1905г.) высокопреосвященный Антоний представил в Кабинет министров записку «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви». В 1912-1916гг. архиепископ Антоний был членом Св. Синода, принимал участие в подготовке Поместного Собора. На разосланную в 1905г. Синодом правящим архиереям анкету о возможных церковных реформах владыка Антоний ответил 4 докладными записками, в которых изложил свою позицию в вопросах состава будущего Собора, восстановления Патриаршества, а также реформы духовной школы. В марте - декабре 1906г. он состоял членом Предсоборного Присутствия при Святейшем Синоде, где председательствовал в VI отделе «По делам веры: о единоверии, старообрядчестве и других вопросах веры», поскольку считал единоверие важной частью миссионерской деятельности. В 1912 - 1913гг. участвовал в работе Предсоборного Совещания, посвященного вопросу о восстановлении Патриаршества. В июле 1908 года высокопреосвященный Атоний председательствовал на 4-м Всероссийском миссионерском съезде в Киеве, в январе. 1912 года - на 1-м Всероссийском единоверческом съезде.

Пребывая на Волынской кафедре, активно защищал православных на территории Австро-Венгрии от издевательств, в связи с чем назначен Экзархом Вселенского Патриарха на территории Галиции и Карпатской Руси. Поскольку официально православные общины Галиции находились под юрисдикцией Константинопольского Патриархата, но из-за невозможности их окормления, то непосредственное попечение о православном духовенстве и его пастве было поручено Константинопольским Патриархом с ведения Св. Правительствующего Российского Синода как ближайшему Православному Архиерею – архиепископу Антонию.

В 1911г. произошло беспрецедентное по своей низости покушение на архиепископа Антония. Поистине, время безнаказанных безумцев царило в России в ХХв. Бывший студент Казанской Духовной академии, отчисленный за беспорядки самим епископом Антонием (Храповицким), во время богослужения в церкви Благовещенского подворья в Санкт-Петербурге пытался кортиком убить архиерея. Но люди, стоявшие в храме помешали совершить преступление, и он лишь ранил владыке левую руку. В храме поднялось смятенье, тогда архиепископ Антоний взошел на амвон и сказал: «Возлюбленные чада, успокойтесь. Будем молиться и возблагодарим Господа, что Он сжалился над безумцем и не допустил его совершить злодеяние». Неоднократно владыка получал письма с угрозами убийства.

В 1911г. вышло 2-е собрание сочинений владыки, 14 июня того же года «во внимание к научным достоинствам сочинений» советом Казанской Духовной академии архиепископ Антоний был удостоен степени доктора богословия и утвержден в этой степени Священным Синодом 15 июля этого же года.

Архиепископ Антоний как человек глубоких богословских знаний, личность, обладающая очень твердым характером и нравом, выступал с осуждением имяславия как ереси. В феврале 1912 г. издаваемый Почаевской Лаврой журнал «Русский инок» публикует, с подачи архиеп. Антония, рецензию инока Хрисанфа на книгу схимонаха Илариона «На горах Кавказа». В мае этого года архиепископ Антоний публикует свой комментарий к этой еретической книге.

Архиепископ Антоний принял участие в подготовке и проведении церковной части мероприятий, посвященных празднованию 300-летия Дома Романовых в 1913г.

20 мая 1914 г. переведен архиепископом Харьковским и Ахтырским. Позже уволен от руководства епархией представителями Временного правительства и в мае 1917 г. отправлен на покой.

В вопросах церковно-государственных отношений митрополит Антоний был сторонником принципа симфонии церковной и светской властей – тесного союза Церкви и государства при независимости Церкви от той формы государственного контроля, которая была введена Петром I.

С Февральской революцией (переворотом) 1917 г. еписко­пат и духовенство оказались в сложном положении. Обвинение архиепископа Антония в том, что он как один из ведущих чле­нов Поместного Собора 1917–1918 гг. участвовал в благослове­нии Временному Правительству, НЕ ИМЕЕТ ОСНОВАНИЯ, так как иерархи признали правительство законным по послушанию Государю Императору Николаю II, призвавшему к этому в его последнем указе. Единственной причиной для удаления архиепископа Антония из Харькова являлась Его верность Цару Николаю II.

В неделю Крестопоклонную 5 марта 1917 года он служил в Харькове в Успенском соборе. В проповеди сказал: «Когда мы получили известие об отречении от Престола Благочестивейшего Императора Николая Александровича, мы приготовились, согласно Его распоряжения, поминать Благочестивейшего Императора Михаила Александровича. Но ныне и Он отрекся и повелел повиноваться временному правительству, а посему, и только посему, мы поминаем временное правительство. Иначе бы никакие силы нас не заставили прекратить поминовение Царя и Царствующего Дома» (Письма Блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988. С. 57.). Между прочим, Государь Император Николай Александрович после своего отречения от престола через бывшего Харьковского губернатора сенатора Катеринича передал владыке Антонию свой привет. Вскоре Владыка вынужден был оставить Харьков и поселиться в Валаамском монастыре.

Из-за негативного отношения к архиепископу Харьков­скому и Ахтырскому новых властей и части украинских на­ционалистов правящий архиерей 1 мая 1917 г. был уволен с кафедры с предписанием покинуть пределы Харьковской епар­хии.

Владыка вынужден был отправиться на местожительство в Валаамский монастырь. Здесь им было написано сочинение «Догмат искупле­ния», которое было представлено как действие «сострадатель­ной любви Христовой».

Один из самых активных депутатов Поместного Собора Русской Православной Церкви и один из трех кандидатов на Патриарший престол. Пребывая членом Патриаршего Св. Синода, с августа 1917 г. вновь назначен архиепископом Харьковским и Ахтырским (с декабря – митрополит).

30 октября 1917г. соборяне решили избрать Патриарха путем жребия из трех кандидатов, выбранных Собором. Было выдвинуто более 30 кандидатов. Архиепископ Антоний (Храповицкий) набрал 101 голос и на много опередил других кандидатов. 31 октября началось голосование, в результате которого выяснилось, что «больше половины голосов (309) получил только архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий)». В итоге было выдвинуто три кандидатуры, пользовавшиеся наибольшим авторитетом среди членов Собора: архиепископ Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) и митрополит Московский Тихон (Беллавин). 5 ноября 1917г. на Божественной литургии в храме Христа Спасителя путем жребия Святейшим Патриархом Московским и всея Руси был избран Тихон (Беллавин). Его избрание для многих было неожиданностью, потому что безусловное лидирование при голосовании архиепископа Антония уже приучило к мысли о том, что именно его Господь и укажет, но получилось иначе.

Вскоре стало известно о намерении на Киевскую кафедру вместо мученически убиенного митрополита Владимира назначить преемника – митрополита Антония. В мае 1918 г. владыка Антоний избран Киевским епархиальным собранием и уже 4 июня 1918 г. Указом Патриарха и Св. Синодом был назначен митрополитом Киевским и Галицким, священноархимандритом Киево-Печерской Успенской Лавры.

5 июня 1918 г. (ст. ст.) митрополита Антония по старинному лаврскому обычаю встречали на левом берегу Днепра. От станции Дарница встречающие проехали с ним на поезде до Центрального вокзала, где владыку Антония торжественно встречали многочисленные депутации православных киевлян и священнослужителей. Митрополит облачился во Владимирском соборе и при звоне всех киевских колоколов во главе крестного хода направился в кафедральный Софийский собор. После интронизации митрополит Антоний произнес глубоко прочувствованную речь. Подчеркнул, что его «не страшат никакие страдания, даже смерть за православную веру», призвал «к любви и терпимости друг к другу». В тот же день митрополит Киевский и Галицкий Антоний, священноархимандрит Лавры, прибыл в Киево-Печерский монастырь.

Годы 1918 и 1919, вслед за 1917-м, принесли разруху и неисчислимые бедствия для страны и православия. Декретом о земле, провозглашенным 26 октября (8 ноября) 1917 г., изымались все монастырские и церковные земли. Декрет СНК от 20 января (2 февраля) 1918 г. об отделении Церкви от государства и школы от Церкви (и его украинский аналог от 22 января 1919 г.) был расценен митрополитом Антонием (Храповицким) как посягательство и гонение на Православную Церковь. Лишение Православной Церкви статуса юридического лица в значительной степени осложнило ее деятельность.

Внешние обстоятельства внесли ощутимые изменения в сложившуюся привычную монастырскую жизнь Киево-Печерской Лавры. С 14 июня 1918 г. в Лавре сокращается количество богослужений. В связи с нехваткой мучных запасов с 22 июня 1918 г., возможно, впервые за несколько столетий истории Лавры, «прекращена выдача хлеба посторонним».

В ходе военных конфликтов Лавра несколько раз подвергалась обстрелу. Подвергались бандитским нападениям и обстрелам также Голосеевская и Китаевская пустыни. После одного из таких печальных происшествий Патриарх Тихон 9 июля 1918 г. прислал грамоту на имя начальника Китаевской пустыни архимандрита Онисифора (Коваленко). В корпусах странноприимницы в 1918 г. проживали участники Всеукраинского Церковного Собора. Лавра вынуждена была приютить у себя учеников Киевской духовной семинарии и студентов Киевской духовной академии, а также жителей Зверинца, чьи дома были разрушены во время взрыва артиллерийских складов, и др. В силу этих и других обстоятельств происходило уплотнение и перемещение насельников монастыря из своих привычных келий в другие помещения.

В 1918 г. владыка организовал при Лавре училище пастырства. В мае 1919 г. монастырская братия организовывает Сельскохозяйственную и Трудовую ремесленную общины. В 1919 г. началось изъятие церковных ценностей Лавры.

Владыка Антоний был сторонником автономной Украинской Православной Церкви под главенством Всероссийского Патриарха. Принимал активное участие в подготовке и проведении II и III сессий Всеукраинского Церковного Собора. На Соборе 31 октября 1918 г. рассматривался проект о временном высшем церковном управлении Православной Церковью на Украине. Согласно решению Собора, «Православные епархии на Украине, оставаясь неразрывною частью единой Православной Российской Церкви, образуют церковную область ея с особыми преимуществами на началах автономии».

Митрополит Антоний руководил Киевской епархией и Киево-Печерским монастырем в сложнейших политических и экономических условиях. Почитатели владыки, еще до утверждения его на Киевскую кафедру, писали ему в Харьков: «Зовем Вас на крест, на терновый венец, на страдания. Бога ради не отказывайтесь, пожалейте и нас». В связи с убийством митрополита Владимира и событиями, связанными с этим трагическим происшествием, в 1918 г. в монастыре составлено воззвание к лаврской братии, которое заканчивалось словами: «Наш долг, отцы и братия, обязывает нас быть готовыми к исповедничеству и мученичеству». В Киеве, в дорогой его сердцу Святой Успенской Киево-Печерской Лавре, где, как напишет позднее в своих воспоминаниях владыка, звучат лаврские напевы, «поднимающие душу чуть ли не до третьего неба», митрополит Антоний будет арестован. В отличие от гетмана Павла Скоропадского, признавшего 25 июня 1918 г. владыку Антония митрополитом Киевским и Галицким, представители Директории в первые же дни своего правления подвергли его заточению.

В «особом журнале» Лавры сохранилась запись: «О попытке Правительства 4/17 сего декабря арестовать Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейшего Антония в его покоях. 4/17 сего декабря в 6 ч. вечера явился в покои Владыки представитель Украинского правительства Чайковский в сопровождении вооруженных солдат. Лавра предварительно была оцеплена солдатами. Чайковский написал здесь два ордера и объявил митрополита Антония и архиепископа Евлогия арестованными. Причиною ареста Чайковский объявил то, что будто бы в Лавре скрывается бывший министр Кистяковский и другие приверженцы свергнутого правительства. После просьб со стороны присутствовавших при аресте архиереев и и. о. наместника Лавры архимандрита Димитриана Чайковский поговорил с кем-то по телефону и объявил митрополита Антония освобожденным, а архиепископа Евлогия взял с собою; при уходе Чайковский заявил, что если до 12 ч. 5/18 декабря Лаврою не будет выдан Кистяковский и др. скрывающиеся здесь лица, то митрополит Антоний будет арестован». Так и стало, 18 декабря владыка Антоний был арестован и вместе с архиеп. Волынским Евлогием (Георгиевским) из Киева перевезен в Тернополь, а затем – в г. Бучач. В конце декабря 1018 г. власти Директории доставили сюда еще 4-х арестованных – епископа Чигиринского Никодима (Кроткова), архимандрита Виталия (Максименко) и двух монахов-келейников. В своем вынужденном затворе владыка Антоний написал «Словарь к творениям Достоевского», несколько служб и акафистов и др. Несмотря на различные ходатайства об освобождении заключенных, правительство Петлюры осталось глухо. Их удерживали под арестом в базилианском монастыре около пяти месяцев. В связи с изменением политической обстановки митр. Антоний и архиеп. Евлогий были освобождены, но не смогли организовать свой выезд. Через несколько дней, 8 июня 1919 г., в праздник Святой Троицы, они были арестованы польской армией, перевезены во Львов, а затем в Краков. Содержались под арестом в монастыре местечка Беляны (около Кракова). Благодаря вмешательству правительства Франции и других стран Антанты освобождены из плена в августе 1919 г.

7 сентября 1919 г. митрополит Антоний вернулся в Киев. Ему была устроена торжественная встреча. Владыка Антоний отслужил литургию и молебен в Софийском соборе. В сентябре-октябре 1919 г. он предпринимал меры по улучшению экономического положения Лавры. В сентябре составил «Службу свт. Павлу, митрополиту Тобольскому, Киево-Печерскому чудотворцу и новому исповеднику» для представления в Св. Синод. Еще раньше, в 1914 г., владыкой был также составлен текст службы прп. Феодору Острожскому, мощи которого почивают в Дальних пещерах.

В 1918 и 1919 гг. владыка настойчиво добивался полного расследования обстоятельств злодейского убийства митрополита Владимира. За много лет до этого злодеяния, как бы предрекая эту жертву, он сказал: «Владыка митрополит Владимир, если будет нужно, взойдет с пением на эшафот».

17 ноября 1919 г. владыка Антоний выехал в Новочеркасск на заседание Архиерейского Собора Временного высшего церковного управления на юго-востоке России, почетным председателем которого он был избран. В связи с установлением власти большевиков он не вернулся на Украину и 12 марта 1920 г. из Новороссийска выехал на пароходе в Константинополь. Во второй половине сентября 1920 г., по просьбе генерала Врангеля, владыка прибыл в Севастополь, но почти через 40 дней, при общей эвакуации был на греческом миноносце вывезен в Константинополь. Владыка покидать Россию не хотел, но, стараясь спасти его жизнь, в договоре с греческим капитаном, его келейник сообщил ему, что греки празднуют освобождение от турок Константинополя и просят Митрополита отслужить им молебен. Во время молебна миноносец развел пары и отошел от русских берегов.

В дальнейшем жил в эмиграции. Благодаря известности и авторитету митрополита Антония Вселенская Патриархия 22 декабря 1920 г. издала грамоту, по которой «русским иерархам было предоставлено право исполнять для русских православных беженцев все, что требуется Церковью и религией для утешения и ободрения православных русских беженцев». Титул Митрополита Киевского и Галицкого сохранил и во все время пребывания за рубежом.

С февраля 1921 г. владыка Антоний проживал в Сербии. 21 ноября – 5 декабря 1921 г. в Сремских Карловцах состоялся первый Русский Всезаграничный Церковный Собор, работа которого проходила под председательством владыки Антония. Он был Председателем Синода Русской Православной Церкви Заграницей. В дальнейшем – председатель всех зарубежных Соборов Церкви. В 1922–1923 гг. митрополит Антоний организовал требование ряда правительств европейских стран освободить из-под ареста Патриарха Тихона. Владыка Антоний не признавал власти митрополита Сергия (Страгородского) и возглавляемого им де-факто Временного Патриаршего Синода в Москве, находившегося под контролем руководства СССР. За что 22 июня 1934 г. постановлением Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) митрополит Антоний был НЕЗАКОННО запрещен в священнослужении.

По личной инициативе владыки Антония – зачитавшего свой доклад по этому вопросу – Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей в Сремских Карловцах определением от 18/31 декабря 1929 г., день св. кн. Владимира (15 июля ст. ст.) был установлено общим русским церковно-национальным праздником. С этого момента в Русской Зарубежной Церкви особо торжественно празднуется день св. Владимира.

Владыкой Антонием за границей было совершено для Русской Зарубежной Церкви 11 архиерейских хиротоний:

1) Архимандрита Серафима (Соболева) во епископа Лубенского (1920 г.)

2) Архимандрита Антония (Дашевича) во епископа Аляскинского и Алеутского (1921 г.)

3) Архимандрита Арсения (Чаговеца) во епископа Виннипегского (1926 г.)

4) Архимандрита Николай (Карпова) во епископа Лондонского (1929 г.)

5) Архимандрита Тихона (Троицкого) во епископа Сан-Франциского (1930 г.)

6) Архимандрита Иоасафа (Скородумова) во епископа Монреальского (1930 г.)

7) Архимандрита Феодосия (Самойловича) во епископа Детройтского (1931 г.)

8) Иеромонаха Иоанна (Шлемана) во епископа Урмийского и Салмасского (1931 г.)

9) Архимандрита Виктора (Святина) во епископа Шанхайского (1932 г.)

10) Архимандрита Виталия (Максименко) во епископа Детройтского (1934 г.)

11) Иеромонаха Иоанна (Максимовича) во епископа Шанхайского (1934 г.)

По некоторым сведениям, перед смертью принял схиму. Скончался 10 августа 1936 г. в день праздника Смоленской Одигитрии, причастившись незадолго до этого. У одра его находился Патриарх Варнава, митрополит Анастасий читал отходную. Из Сремских Карловцев гроб с те­лом митрополита Антония был перевезен в Белград и по пред­ложению Патриарха Варнавы установлен в кафедральном со­боре (из-за тесноты Св.-Троицкой русской церкви). 13 августа Патриархом Варнавой и сонмом архипасты­рей была совершена Божественная литургия. Отпевание со­вершил митрополит Анастасий. Похоронили владыку Анто­ния при огромном стечении православного народа на русском участке Нового кладбища Белграда в склепе под Иверской часовней.

Весь православный мир откликнулся на это событие, отмечая значение для Вселенской Церкви светлой личности усопшего иерарха. Архиепископ Никон (Рклицкий) в десятом томе «Жизнеописания» митрополита Антония отмечает, что, по сообщению иностранной прессы, в Москве, Ленинграде, Киеве десятки священников были отправлены в концлагеря главным образом за желание служить панихиды по митропо­литу Антонию, когда в СССР стало известно об его кончине.

Блаженнейший митр. Антоний, прямая ветвь от Матери-Церкви Российской, плененной безбожием, и по достоинству оцененный еще папой Пием XI, заявившем в беседе с одним из бискупов в Варшаве: «Самый большой человек в Восточном исповедании - архим. Антоний (Храповицкий)».

Митрополит Антоний был великим преобразователем, как в области богословской мысли, так и в области церковной организации. Никто лучше от. Георгия Граббе, будущего Епископа Григория, многолетнего сотрудника Митрополита и в течении почти пятидесятилетия Секретаря Архиерейского Сvнода Зарубежной Церкви, не характеризовал вклад своего маститого учителя в историю русского богословия : «Хомяков пробил брешь в стене чужеродного схоластического богословия. Митрополит Антоний развил и завершил эту победу». Преобразователем был он не на манер революционеров, а был истинным возродителем, стиравшим как искусный, кропотливый мастер чужеродные наслоения западной мысли, засорившие за последние два века русское богословие.

Митрополит, в частности, уделил много времени и усилий, чтобы открыть глаза своим современникам и соотечественникам на скрытую опасность римо-католичества, особенно после указа 1905 года о веротерпимости, когда католики занялись активным прозелитизмом среди русского народа. Но Русским трудно было составить правильное понятие о католичестве, поскольку «руководства, по которым мы учились в школе и которые составляют содержание нашей богословской науки заимствованы у католиков и протестантов; у нас только опущены известные всем и осуждённые церковными авторитетами прямые заблуждения инославия». Понятно почему наш великий Авва был в дореволюционной России горячим сторонником преобразования академических программ, которые, увы, как сказано, были составлены по примеру западных богословских школ. Все свои силы приложил он на то, чтобы высвободить Церковь из оков мертвящей схоластики, сократить преподавание систем и вернуть русское богословие к изучению первоисточников, вернуть к святоотеческому Православию. Скорбел он, видя как далеко отстояла от действительной духовной жизни православного народа богословская наука, создававшаяся по принципам, списанным из западных систем.

В этом отношении, Митрополит Антоний уделял особое внимание догмату Искупления, о котором он оставил в отдельном трактате из нескольких десятков страниц краткое, но весьма яркое свидетельство того, что ему представлялось основным расхождением между православным и католическим богословием. Его «Догмат Искупления», несмотря на свою сжатость, — ведь составлен он был в начале революции, в обстановке ограниченной свободы, можно сказать фактически в плену, не располагая необходимой литературой и написанный на одном дыхании за какой-то десяток дней — тем не менее может считаться вершиной его богословского творчества. На первый план ставится нравственная сторона догмата в отличие от схоластической теории католиков сатисфакции, то-есть удовлетворения гневу Божию, развитой Ансельмом Кентерберийском и Фомой Аквинатским, теории основанной на феодальном представлении о рыцарской чести с пролитием крови равного по рангу обидчика.

Как ни странно, до сих пор есть люди выражающие несогласие с мыслями Митрополита Антония, упрекая его в том, что он будто умаляет значение крестной смерти и воскресения Сына Божия в деле искупления человечества, что естественно является несостоятельным упрёком, что легко можно проверить, просмотрев его прочие писания. Свой взгляд на догмат искупления Митрополит Антоний излагал, в той или иной степени, в следующих трудах: «Размышления о спасительной силе Христовых страстей» (1890); «Какое значение для нравственной жизни имеет вера в Иисуса Христа» (1896); «Догмат Искупления» (1917); «Опыт Православного Христианского Катехизиса» (написанный в 1919 г., но изданный только в 1924 г.). В своих трудах посвященных теме Искупления, естественно, никак не умалял крестные Христовы страсти, но, опровергая неуместную латинскую теорию сатисфакции, подчёркивал наоборот огромное и забытое латинянами значение пережитых в Гефсиманском саду Его нравственных мук. Некоторые подчёркивают критические суждения о богословских воззрениях Митрополита, зато умалчивают положительные веские отзывы на них. Один из самых выдающихся современных богословов, серб, преподобный Иустин (Попович) (Архимандрит Иустин исповедовался у Владыки Антония), написал свою знаменитую «Догматику Православной Церкви», в которой изложение догмата искупления вполне созвучно с мыслью Митрополита Антония, о котором он однажды написал, что по отношению к нашему великому святителю, он в положении муравья, говорящего о парящем орле.

Однажды Владыка Антоний заявил чему посвятил свою жизнь и деятельность, и фактически был этому всецело предан: «Неприятно говорить о себе, но если вы спросите кого-либо близко и давно меня знающего, чем наиболее заинтересован такой-то, то вам скажут — монашеством, преобразованием церковного управления, патриаршеством, общением с восточными церквами, борьбой с латинством, преобразованием духовной школы, созданием нового направления православного богословия, единоверием, богослужебным уставом, славянофильством, православием в Галиции, восстановлением в Овруче разрушенного в XV веке Васильевского собора, построением в Почаевской лавре теплого собора в стиле Троицкого собора Сергиевской лавры и т. д., и т. д. Но никто не назовет вам в числе моих важнейших интересов юдофобства или достоуважаемого "Союза русского народа". При всем том о моих действительных интересах, которым я посвятил все сознательные годы моей жизни, о моих богословско-философских трудах, известных и в Германии, и в Италии, о моей интернациональной церковной деятельности никто у нас не знает, а о деятельности политической знают гораздо более, чем я сам».

По свидетельству Свт. Иоанна (Максимовича): «Святейший Варнава, патриарх Сербский, при служении в русской св. Троицкой церкви в Белграде сказал, что митрополит Антоний иерарх подобный великим святителям древности. В сербских богословских кругах его называли Афанасием нашего времени. (…) В изгнании, годами живя как гость патриарха Сербского, он сохранял присущее ему величавое смирение, и своей верой и преданностью Церкви, как и раньше, был учитель Церкви. Святейший патриарх Варнава однажды, на собрании в торжественной обстановке, сказал, что когда после первой мировой воины, волна модернизма устремилась на поместные Церкви и многих затопила, в Сербии та волна разбилась о скалу митрополита Антония, который спас тогда Сербскую Церковь».

Преп. Архим. Иусти (Попович) называет Митр. Антония: Мучеником, Исповедником, Безсребренником и Подвижником, поэтому вместо плача над упокоившимся Блаженнейшим Митрополитом возвещает Ему похвалу: «Теперь над нашим печальным мiром еще одним мучеником больше между святыми Мучениками, еще одним безсребренником больше между святыми Безсребренниками, еще одним подвижником больше между святыми Подвижниками, еще одним молитвенником больше между святыми Молитвенниками. А это значит: увеличилось число вечно бдящих и неустанных молитвенников за наш горький мiр. Поэтому наша печаль о блаженнопочившем Митрополите превращается в радость: ибо теперь он будет нас еще больше любить, еще больше нам помогать, еще сердечнее поддерживать на евангельском пути, еще проницательнее вести через тьму этого мiра в лазурь Спасовой чудесной вечности».

По слову преп. Иустина, «блаженнейший ми­трополит – исключительное святоотеческое явление в наше время», ибо «в новейшее время никто не оказал такого силь­ного влияния на православную мысль», как он. Поэтому его подвижническая личность имеет огромное значение не только для русского, но и для всего православного мира, ибо «он православную мысль перевел со схоластическо-рационалистического пути на благодатно-подвижнический путь. Он непобедимо показал и доказал, что сила и бессмер­тие православной мысли в святоотечестве».

СПИСОК СОЧИНЕНИЙ БЛАЖЕННЕЙШЕГО ВЛАДЫКИ МИТРОПОЛИТА АНТОНИЯ.

Полное собрание сочинений Митрополита Антония издавалось несколько раз – в 1900 и 1911 гг. (в 3-х томах), – в 1917 г. (вышел 4-й том), и посмертно в 6-ти томах (Нью Иорк. 1956-1969 г.г., являющиеся последними 6-ю томами «Жизнеописания и творений блаж. Антония, митр. Киевского и Галицкого в 15 томах» под ред. Архиеп. Никона (Рклицкого)).

 

Богословие догматическое, нравственное, истолковательное и обличительное:

1) Толкование на книгу пророка Михея (допол. к т. I).

2) Церковь, как хранительница и истолковательница божественного откровения.

3) Нравственная идея догмата Церкви.

4) Вселенская Церковь и народности.

5) Что следует разуметь под «спасающей верой» по смыслу божественного писания.

6) Размышление о спасительной силе Христовых страстей.

7) Нравственная идея догмата Пресвятой Троицы.

8) Нравственное обоснование важнейшего христианского догмата.

9) Какое значение для нравственной жизни имеет вера во Иисуса Христа, как Бога.

10) Нравственное содержание догмата о Св. Духе. (Переиздано заграницей).

11) Учение божественного откровения о спасительном значении Слова Божия.

12) Почему Господь Иисус Христос не называл себя Богом.

13) Сын Человеческий.

14) Библейское учение об Ипостасном Слове Божием.

15) Лазарь Приточный и Лазарь Четверодневный.

16) О правилах Тихония и их значении для современной экзегетики.

17) К вопросу о правильной постановке обличения против заблуждений современного русского рационалистического сектанства.

18) Разговор православного и пашковца о священном Писании и Предании Церковном.

19) Чем отличается Православная вера от западных исповеданий. (Переиздано заграницей).

20) Беседа христианина с магометанином об истине Пресвятой Троицы.

21) В чем заключается превосходство единобожия над многобожием.

Статьи по пастырскому богословию.

22) Основные начала православного пастырства.

23) Два пути пастырства — латинский и православный.

24) О пастырском призвании.

25) Приготовление к пастырскому званию.

26) Принятие священства.

27) Первые искушения.

28) Значение молитвы для пастыря Церкви.

29) Письма к пастырям о некоторых недоуменных сторонах пастырского делания.

30) Исповедь пастыря перед крестом Христовым.

31) Приветствие пастырям Церкви в день Рождества Христова.

32) Правилен ли взгляд на церковную проповедь, как только на передачу учения Церкви.

33) О проповеди мирян.

34) Размышления об исповедной практике.

35) О монашестве ученом.

36) О желательной деятельности монастырей.

37) Кого просвещать должны монастыри.

38) О желательном характере церковно-народных изданий.

39) Учение и дух Великого Златоуста.

40) Отличительные свойства характера о. Иоанна Кронштадского сравнительно с другими проповедниками.

41) Пастырские беседы.

42) Господь есть Бог ревнитель.

43) «Disciplina arcana».

44) Пастырское изучение людей и жизни по сочинениям Ф. М. Достоевского.

45) Как относится служенее общественному благу к заботе о спасении своей собственной души?

Перечисленные статьи составили том II-й Полного Собрания Сочинений автора, изд. 1911 года, 540 стр.

Позднейшие богословские статьи.

(Вошедшие в т. IV-й дополнительный. Изд. 1918 г.)

46) Согласование евангельских сказаний о воскресении Христовом.

47) Изъяснение Господней притчи о домоправителе неправедном.

48) О загробной жизни и вечных мучениях.

49) Догмат Искупления. (Переиздано заграницей в 1926 г.)

50) Христианская вера и война.

51) О книжке Ренана с новой точки зрения (Переиздано заграницей в 1930 г.).

52) О невозможности нравственной жизни без религии.

53) Письмо к священнику о научении молитве. (Переиздано заграницей в 1930 г.).

54) В чем продолжало отражаться влияние Православия на последних произведениях гр. Л. Н. Толстого.

55) Восстановление Патриаршества.

56) Беды от лжебратий. Разбор главных возражений против патриаршества.

57) Восстановленная истина. О Патриархе Никоне. (Переиздано заграницей).

58) Чей должен быть Константинополь.

59) Мои воспоминанія о Митрополите Михаиле Сербском.

60) Где всего сильнее сказалось у нас заморское засилие.

61) Иудино лобзание.

Статьи философские и критические.

62) Диссертация: Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности.

63) Превосходство православия над учением папизма в его изложении Вл. Соловьевым.

64) Две крайности: паписты и толстовцы.

65) Подделки В. С. Соловьева.

66) Ложный пророк.

67) Библейское учение о Слове в современном его истолковании.

68) Беседы о превосходстве православного понимания Евангелия сравнительно с учением Л. Толстого.

69) Нравственное учение в сочинении Толстого: «Царство Божие внутри вас» перед судом учения христианского.

70) Возможна ли нравственная жизнь без христианской религии.

71) О народных рассказахъ гр. Л. Н. Толстого.

72) В день памяти Достоевского.

73) Новый опыт учения о богопознании.

74) Знамение времени.

75) В защиту наших академий.

76) Заметки о нашей духовной школе.

77) Сельское духовенство и крестьянское хозяйство.

78) Речь, сказанная в заседании Государственного Совета 4 мая 1906 года.

79) О свободе вероисповеданий.

80) О религиозно-патриотическом воспитании военного юношества.

81) О более близком отношении к армии пастырей и архипастырей Церкви.

82) Нравственность черного и белого духовенства.

83) Первая докладная записка Святейшему Правительствующему Сѵноду о составе Собора Всероссийской Церкви.

84) Вторая докладная записка о Поместном Соборе.

85) Третья докладная Записка. Духовная школа.

86) Четвертая докладная записка о Патриаршестве.

87) В каком направлении должен быть разработан устав духовных академий.

88) Записка о преподавании Закона Божия в двух старших классах гимназий.

89) Открытое письмо авторам сборника «Вехи».

90) Ответное письмо Н. А. Бердяеву «О вехах».

91) Отзыв о магистерской диссертации и. о. доцента Московской Академии Коновалова.

92) Официальный отзыв о диссертации профессора Громогласова о 48-ой главе Кормчей.

93) Беседа против тех, которые утверждают, будто бы Иисус Христос был революционером.

94) Еврейский вопрос и св. Библия.

95) Возрождение церковного искусства. (Перепеч. загран.)

96) Чего ожидать пастырям церковным в наступившем году.

97) Письмо к Константинопольскому Патриарху о болгарах.

Перечисленные статьи составили том III-й Полнаго Собрания сочинений изд. 1911 г. 712 стр.

 

Заграничные изданиия.

98) Ключ (словарь) к творениям Достоевского. София 1921 год.

99) Беседы православного священника с униатским о заблуждениях латинян и уніатов греко-католиков. Ср. Карловцы 1922 год.

100) Христос Спаситель и еврейская революция. Берлин 1923 год.

101) Наш русский православный Патриарх, Белград 1923 год.

102) Примирение. Н. Сад. 1923 год.

103) Опыт христианского православного катихизиса.

104) Краткое пояснение допущенных видоизменений в «Опыте Катихизиса» по сравнению с катихизисом Митрополита Филарета.

105) Исповедь. Варшава 1928-й год.

106) Творения Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Варшава 1928.

107) Пушкин, как нравственная личность и православный христианин Белград, 1929 год.

108) Мольба ко всем церквам православным. Новый Сад 1929 год.

109) Православие и шовинизм. Новый Сад, 1930 год.

110) Четыре Академии. Белград, 1932.

111) На Распутьи. Белград. 1932.

112) Вселенская или Греческая или Российская или Арабская. Белград. 1932. (Переиздано в: «Православный Путь» за 1989 годъ (Jordanville)).

 

Слова и речи.

Речь при наречении в сан епископа. Слова общеназидательные. Слова воспитанникам духовной школы. Слова на пострижение в монашество и на посвящение епископов. Слова и речи надгробные. Слова юношеские. Послания, слова и речи позднейшие.

Слова и речи составили т. I-й Полного Собрания сочинений, изд. 1911 г. — 560 стр.

 

Важнейшие статьи, напечатанные в эмигрантских изданиях:

В «Новом Времени»: Православие и культура, Русская народная школа, Россия и латинство, Воспоминания о Достоевском, Письма из святых мест, О царской власти в Россіи и мн. др.

В однодневной газете «День русской славы» — О св. Владимире и о русском христианстве.

В «Русском Военном Вестнике»: № 22 — Российскому воинству, № 124 — Путь русского возрождения, № 142 — Обращение к русской военной молодежи и др.

В «Царском Вестнике»: № 1 — Святительское благословение, № 3 — Самодержавие и Церковь № 9 — Церковность или политика, № 19 — На кончину Патриарха Антиохийского Григория, №№ 27, 29 и 31 — Ранняя знаменитость (В. С. Соловьев), № 40 — Что такое славянофильство или панславизм, № 48 Благочестие и самодержавие, №№ 60-61 — В. К. Саблер, № 65 — О Достоевском, № 69 — Обращение к народам мира, № 72 — Православная Церковь и Император Николай II, № 75-79 — Почаевская Лавра, № 86 — Новый Иерусалим, № 92 — Послание к православным русским в подъяремной России и в Зарубежьи, № 103 — Основы русской культуры, № 108 — Русские монастыри, № 127 — Вера римского сотника, № 131 — К пятидесятилетию кончины Ф. М. Достоевского, № 135 — Мои воспоминания об Императоре Александре II, № 156 — Исцеление слепорожденного, № 162 — Св. Иов многострадальный и преп. Иов Почаевский, № 169 — Вознесение Господне на небо, № 178 — Русский народ, как почитатель св. угодников, №№ 244 и 245 — Два полуюбилея (кн. К. Острожский и Патриарх Никон), № 253 — Праздник Божией Матери «Всех скорбящих Радости», № 298 — Стариковские воспоминания о молодых годах, № 315 — Преп. Серефим Саровский, № 317 — Новый натиск Латинской ереси на Православие, № 321 — Мои воспоминания о Л. Н. Толстом, № 323 — Еще о Льве Толстом, № 324 — Проф. А. С Рачинский, № 349 — Современное ученое монашество, № 359 — Письмо Митрополиту Сергию, № 368 — Отзыв о книге А. А. Керсновского «История Русской Армии», № 372 — Дорогие воспоминания, № 258 — Богатый юноша Евангелия, № 264 — 33-е объяснение поклонов, № 269 — А. Д. Самарин, № 382 — Поучение в неделю мытаря, № 384 — Неделя о страшном суде, № 389 — Приветствие Русскому Народному Ополчению, № 395 — Незабвенное воспоминание, № 399 — Добро и зло в душе человека по Достоевскому, № 409 — Из воспоминаний, № 417 — Открытое письмо русскому воинству, № 422 — К народам всего мира, № 427 — О церковном искусстве, №№ 429 и 435 — Искусство и мораль, № 450-460 — Мои воспоминания, № 463 — В Уфимском крае, № 464 — Поволжье, № 465 — Русский народ, № 466 — Главный стержень нашей русской народности, № 447 — Руководители Русского народа и мн. другие статьи, напечатанные в различных периодических и повременных изданиях в эмиграции.

В «Церковных Ведомостях»:

Отравленная конфета. // №8-9, 1/14-15/28 июля 1922 г. C. 9.

Отзыв Высокопреосвященнейшего Митрополита Антония о Московском соборище. // №9-10, 1/14-15/28 мая 1923 г. С. 10 (Прибавления).

Друзья познаются в бедах и опасностях. // №1-2, 1/14-15/28 января 1924. C. 9-10 (Прибавления).

Православная культура. // №23-24, 1/14-15/28 декабря 1924 г. C. 7-8 (Прибавления).

Упразднено ли патриаршество в России? // №21-22, 1/14-15/28 ноября 1925 г. С. 14-15. (Прибавления).

Ответ именующему себя священником кандидату богословия Варфоломееву. // №21-22, 1/14-15/28 ноября 1925 г. C. С. 11-13 (Прибавления).

В защиту неповинных. // №19-20, 1/14-15/28 октября 1925 г. C. 7 (Прибавления).

Письмо Архиепископа (ныне Митрополита) Антония к священнику о научении молитве (Из Харкова в 1916 году). // №3-12, Февраль-июнь 1929 г. С. 12-14 (Прибавления); №13-24, Июнь-декабрь 1929 г. С. 7-9 (Прибавления).

Всенародное новое прославление Святого Равноапостольного Великого Князя Владимира. // №1-2, 1/14-15/28 января 1930 г. C. 4-5 (Прибавления).

Отдельные издания:

1) Архиеп. Антоний (Храповицкий). Нравственный смысл основных христианских догматов. Вышний Волочек, 1906 (Три статьи – Догмат о Пресвятой Троице, Догмат о Божестве Иисуса Христа, Догмат о Святом Духе, заимствованы из 2 тома полного собрания сочинений владыки, Казань 1900. стр. 5-24, 57-74, 83-93.).

2) «Молитвы, чтомые от предстоятеля во дни различных праздников и молений церковных». СПб., 1915.

3) Письма Блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). Джорданвилль, 1988.

Сост. Ред. Миссионерского Центра.


Рубрики:

Популярное:

Церковный календарь:

© Церковный календарь



Подписаться на рассылку: